Смерть музыки или музыка смерти

  Дата публикации: 5 Октябрь 2011 l автор:

Смерть музыки или музыка смертиКогда-то мы были пианистами, скрипачами… Мы слушали музыку сфер и сами создавали мелодии самой Жизни, заставляя ее звучать именно так, какой представала перед нами: грустной, оживляющей, взбалмошной, увядающей, клокочущей. Нашу музыку любили слушать другие, особенно чувственные зрительные интеллигенты: «Ах, как хорошо играет, душа поёт!».

Среди простых людей музыка была частью любого праздника и важного события. Музыка объединяла людей мощным потоком единого настроения, состояния Природы, которую она в себе несла, которая захлестывала и заставляла всех окружающих жить в унисон в этих состояниях.

Мы играли и играли, изобретали новые инструменты, новые жанры, пели, писали стихи! Для создания стихов нужен особый склад ума. Стихи — это та же музыка, только звучащая словом.

Мы писали, а нашими песнями, стихами — восхищались. Так бы жизнь шла и шла…

 

МЫ — ЗВУКОВИКИ

Звуковой вектор — единственный вектор, задачей которого является постижение нематериальной природы. Такие люди имеют врожденное стремление к сосредоточению на своем Я, на своих внутренних состояниях, а также имеют способность и возможность выражать свои постижения. Издревле и на протяжении всей истории звуковые люди сочиняли музыку и изобретали музыкальные инструменты, с помощью которых выражали состояния, которые невозможно увидеть или  потрогать руками. Эти неслучайные наборы звуков рождались у звуковика в голове, оставалось только выразить их. И, конечно же, звуковик занимался этим, получая тем самым гармоничное состояние духа, наслаждение своих желаний. Звуковое желание возрастало и возрастало… Уже становилось недостаточным выражать внутренние ощущения Мира и Природы, появились философские идеи как стремление обозначить природу вещей точным словом.  За ними последовали идеи социальных преобразований, захватывающие умы целых народов, попытки объяснить мироздание через точные науки, заставляющие говорить об относительности времени и пространства весь мир… К концу XX века звуковое желание выросло еще больше –  сегодняшних звуковиков не наполняет ни музыка, ни философия, ни всевозможные религии, ни беспомощные методики самопознания.  Давящее желание к познанию самого себя, не находя выхода, выражается депрессией, и это тяжелейшее страдание невозможно компенсировать никакими материальными благами

Серо-черные тона, взъерошенные волосы, покусанные ногти… В широкой комнате на табуретке сидит человек с гитарой. На полу разорванные клочки бумаги с нотами…неудавшееся произведение. Не шедевр. Бессмыслица… Наше желание стало огромным, и сегодня мы хотим выжать из музыки невозможное, извлечь из нее всё, и оно не умещается во все звуки этого мира.  Рвём струны и ломаем клавиши в фанатичном исступлении… Неужели колодец опустел? Где же наша Жизнь? Её больше нет… Но желание жаждет, оно требует!!! Теперь нам не до услаждения слуха переливами слов и звуков. Хотя бы заглушить страдание грохотом электрогитар, металлическим скрежетом, гулом басов: уничтожить, убить, забаррикадировать слуховой канал восприятия, сжечь этот мост между своей черепной коробкой и внешним миром, вообще перестать его слышать! Оглушительным вокалом выжать вышибающую мозг ноту — пережечь нерв. И ненадолго, пусть на миг, ощутить облегчение.

Стоп. Куда же делась та радостная толпа, что когда-то веселилась и гуляла под нашу музыку? Теперь уже нас окружают другие люди. Совсем не веселые… Наше состояние изменилось, и изменилась наша публика. Мы остались наедине со своим кричащим от страдания Я, теперь эти состояния мы выносим наружу, на потребу таким же, как и мы. Эта музыка стала квинтэссенцией нашей БОЛИ. Делимсядепрессиямисуицидальными мыслями, страшными фантазиями с теми, кто благодарно это принимает. Не только с такими же заглушенными депрессией звуковичками. Но и  со зрительниками, застрявшими во тьме первобытного страха, любителями раскачать себя  ужасом смерти, неведомого зла и загробного мира. Зрительниками, тщетно прячущимися в лабиринтах своего главного самообмана – самому стать объектом собственных страхов, прикинуться злом и нечистью, обмануть ее бутафорией внешнего антуража. И вот они мажут губы гуталином, завешивают лица длинными скорбными челками, рядятся в черные одежды… И даже идут – страшно представить! – на кладбище, за тем, чтобы «не бояться» там смерти под звуки deathmetal. Какая ирония…

В отличие от звуковиков, люди со зрительным вектором не имеют врожденного желания к сосредоточению, способности к абстрактной мысли и музыкального слуха, но обладают богатой эмоциональной амплитудой: от нижних переживаний животного страха смерти до высших переживаний эйфории любви. Зрительный вектор на уровне социальных явлений плотно взаимодействует со звуковым. Многие проявления зрительного вектора так или иначе являются «земным» переносом  неощутимых звуковых состояний. Например, зрительная эстрада и звуковая классика. Зрительная вера в злые духи, приметы, гадания  как плоское отражение тех «знаков судьбы», которые во всем видит и пытается разгадать мистифицирующий звуковик. Зрительные хиппи с легкими наркотиками и звуковые рокеры с тяжелыми. Наконец, культура, развивающаяся в фарватере философской идеи.

Окружающие смотрят на нас с испугом и неприятием. Они отстраняются от нашей тьмы, не хотят, чтобы что-то омрачало их праздник. Нас отвергают, как больную клетку, гноящуюся наркотой, шизой, черным саваном одежд и тьмой душ.

Ну ладно, ладно, еще не все потеряно. Зайдем к нашим элитарным коллегам — скрипачам и виолончелистам, пианистам, дирижерам консерватории. Они  красивы и утонченны, у них все на высшем уровне, как, впрочем, и  статистика самоубийств среди них самих…

Музыка в нашем, истинном, звуковом понимании — умерла, и разве что единицы еще могут черпать достаточное наполнение от нее, это те, кому досталось сомнительное, но комфортное счастье иметь невысокий темперамент, слабое звуковое желание, недостаточное для того, чтобы вылиться наружу кричащей болью вопросов, на которые не находится ответа.

Для большинства же звуковиков последних поколений — ВСЁ или ничего, СВОБОДА или смерть, выбор в пользу постижения глубин своего Я, ведь в смерти нет выбора.

Невозможно смириться и одуматься, «быть как все», нет движения назад. Хватит играть не струнах больной души! Дайте отдохновение уставшему сердцу – все, кто еще не ступил на путь ложного очарования тяжелой музыки.  И выберите для себя глобальное Будущее. Каждый из нас. Впервые. Беспрецедентно. Способен. Осознать. Себя.

 

Статья написана по материалам тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Максим Девицин

www

Рекламный блок
  1. Вот поэтому я не люблю психологов!

  2. Здесь интересно о звуке и музыке http://my.mail.ru/community/music-yan/694A9AB0C8E1D806.html

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.