35 лет «на крючке» у пришельцев

  Дата публикации: 1 Июль 2013 l автор:

35 лет исполнилось осенью 2008 года. У Чарльза Хиксона нет никаких доказательств, что он и его юный напарник по рыбалке побывали тогда на борту НЛО. Он не может достать из альбома фотографии той летающей «штуковины» или какой-либо документ, удостоверяющий, что так все и было. Вот разве что рисунки… Да Чарльза не очень-то и волнует, верят ему или нет. Он, может, и сам бы не поверил, если б кто-то ему рассказал такое. Но, как говорится, что было, то было. Поехали вдвоем удить рыбу, а их самих «выудили» пришельцы. Да так и держат на крючке уже более трех десятилетий…



Они всегда знают, где я

Чарльз Хиксон из Готьера всю свою жизнь прожил в штате Миссисипи. Сейчас ему 71 год, а когда все это приключилось, было едва за 40, Молодой и сильный. Но едва те «роботы» к нему приблизились, он не смог и пальцем шевельнуть…

Эту историю Чарльз рассказывал не раз, в том числе и под гипнозом, и в знаменитой передаче Джонни Карсона по национальному телевидению. А недавно, потягивая кофе в своем скромном домишке в Готьере, он снова вспоминал, как все было. На сей раз -по просьбе репортера Clarion-Ledger. И что характерно: его рассказ никогда не менялся, не обрастал новыми подробностями, как это иной раз случается у людей, нечаянно ставших известны ми. Но вот о чем Хиксон не говорил раньше никому и никогда, так это о том, что «они» (кем бы или чем бы они там ни были) не теряют его из поля зрения до сих пор:

— Я думаю, они в любой момент знают, где я нахожусь, — рассуждает Хиксон. — Слишком много странностей случалось с тех пор.

Всю свою жизнь Хиксон проработал на судоверфи, в последние годы — мастером. Сейчас он на пенсии, у него пятеро взрослых детей, и держится он солидно. Почти все свое время отдает заботам о 48-летней жене Бланш, которая часто болеет. У старого Чарльза тоже есть проблемы со здоровьем, в том числе закупорка сосудов в области шеи. Словом, Хиксону теперь не до того, чтобы искать известности или доказывать кому-то достоверность того, о чем рассказывает. Да и незачем: тогда ведь не он один, а и несколько других людей сообщали, что видели в небе над Галф-Коуст кое-что странное. Как раз после заката солнца 11 октября 1973 года, в то самое время, когда, по словам Хиксона и 19-летнего Кальвина Паркера, их похитили инопланетяне.

Майк Катальдо, в то время флотский офицер, рассказывает, что видел из окна своего автомобиля «очень странный объект на горизонте». Тогдашний детектив Бродус заметил, как «что-то мелькнуло в воздухе». Другой очевидец утверждал, будто нечто странное пролетело над его домом. Ну, и так далее. А Гленн Райдер, бывший капитан при отделе районного шерифа, был первым, кто допрашивал Хиксона и Паркера сразу после происшествия.

— И когда мы изучили все эти сообщения, когда мы их сопоставили, — рассказывает Райдер, -все выстроилось в одну четкую линию.

Кальвин Паркер, который был тогда с Хиксоном на рыбалке, в последние годы избегает контактов со СМИ.

— Эта история глубоко потрясла Кальвина, — подтверждает Хиксон. — Он был так молод… Он просто не мог справиться с этим.

И, надо признать, не справился до сих пор, хотя сейчас ему уже 48. В 1993 году, когда у Паркера брали интервью в Мемфисе, он сказал, что, по его убеждению, в ту ночь их забирали демоны, посланные самим сатаной. Мачеха Кальвина сообщила, что поговорить с ним теперь вряд ли удастся: он уехал в Северную Каролину и, кажется, у него все в порядке, но он ни в коем случае не станет говорить с кем-либо о том случае…

Словом, вопросы можно задавать только Чарльзу Хиксону.

Что-то висело в метре от земли

Репортер пришел к Хиксону поздним субботним вечером. Бланш уже уснула, в доме было спокойно, тихо и темно, не считая единственной лампы в маленькой каморке. Тут они и просидели вдвоем несколько часов кряду.

— Я не против того, чтобы поговорить об этом, — произносит Чарльз Хиксон, устраиваясь на стуле. — Сам я не ищу, кому бы об этом рассказать, но если люди меня спрашивают, то, я считаю, это такое дело, о котором они имеют право знать.

И Хиксон начинает свой рассказ.

— 19-летний Кальвин работал тогда у меня, на судоверфи Уокера, и прекрасно справлялся с де¬лом. А получилось так, что Кальвин и его брат выросли вместе с моим старшим сыном Эдди. Бывало, вечерами после работы мы иногда вместе отправлялись на рыбалку.

В тот день приблизительно в четыре часа пополудни заехали мы ко мне домой, чтобы взять снасти. Попытали удачи в нескольких местах, но ничего не ловилось. «Кальвин, — сказал я тогда, — есть еще одно местечко, где я хотел бы попробовать. Уж если и там не будет клева, мы эту затею бросаем и едем домой».

Ну, спустились мы к Ингаллсу и стали там ловить прямо с пирса. Какое-то время сидели без толку, но тут вдруг у меня клюнуло. Я стал сматывать леску и как раз тогда услышал этот шипящий звук. Будто воздух выходит из трубы.

Я огляделся, и то, что увидел, меня просто поразило.

Что-то висело всего лишь в метре над землей не далее чем в 10 или 15 метрах от нас. В верхней его части на той стороне, что обращена к нам, было два синих мигающих огня. Не могу сказать, было ли это «что-то» круглым или продолговатым. Я видел маленький купол наверху, но не мог разглядеть всю эту штуковину целиком, так что даже не знаю, какого она была размера.

Я вскочил на ноги, оглянулся на Кальвина и успел заметить, что он выглядят более чем странно.

Как раз в тот момент в висящей штуковине открылась дверь, и из нее хлынул ярчайший свет. Я не имел ни малейшего понятия, что, черт возьми, происходит. А я ведь знаю, что такое страх, — двадцать месяцев сражался в Корее. Так что меня давно уже ничем не испугаешь. Единственное, чего я боюсь, это змеи. От змеи я, конечно, и теперь побегу. Но тут было что-то ненормальное…

И тут вдруг из той двери появились эти три фигуры. По виду кожа у них была слоновья. Сплошь в морщинах. И острые треугольные уши — видимо, что-то вроде антенн. Эти существа были уж точно роботами. Вместо рук у них вроде как клешни. И, казалось, вышли эти роботы прямо из того светового луча. Земли они вообще не касались. И двинулись прямо туда, где стояли мы с Кальвином. Я не мог и шевельнуться, он — тоже.

Я был на грани помешательства

Двое из них зашли ко мне сзади, взяли за обе руки. Они были пониже, чем я, но они меня приподняли и потащили как бы в слегка наклонном положении. Ни они, ни я к земле не прикасались — мы как бы летели.

Один из троих взялся за Кальвина, и я видел, что парень безвольно сник, обмяк. Позже он сказал мне, что сразу потерял сознание. Они внесли нас через ту самую дверь в центр помещения, и Кальвина я больше не видел. Там внутри абсолютно ничего не было… Просто какое-то яркое свечение. Я по-прежнему не мог пошевелиться. Единственное, чем еще мог, — двигать глазами.

Они отпустили меня. Я там и остался… висеть. То есть я все еще ни к чему не прикасался, а как бы парил в воздухе. Все, о чем я мог тогда думать: что они собираются сделать с нами? Я прикинул, что теперь они взлетят и увезут нас, и мы уже никогда больше не увидим своих близких.

Какое-то время я роботов не видел. Потом из стены появилось большое глазное яблоко размером примерно с футбольный мяч. Оно подлетело и стало двигаться прямо напротив моего лица, зашло мне под спину, потом снова оказалось надо мной. И, наконец, исчезло в стене, откуда и появилось.

Я был на грани помешательства. И думал, что теперь-то они меня убьют. А мои домочадцы подумают, что мы свалились в реку и утонули, и никто никогда не узнает, что с нами случилось.

Мне казалось, что все это длилось ужасно долго, но, может, прошло всего лишь несколько минут. Роботы появились снова и потащили меня назад к выходу. Но не сбросили меня вниз, а просто отпустили. Я упал на землю, ноги меня совсем не слушались.

Я увидел, что Кальвин уже там. Стоит неподвижно, уставясь на воду. Он был в шоке. Я и раньше видел людей в таком состоянии и знал, что если не сделать что-нибудь тотчас, сразу же, то человек может умереть. С трудом я поднялся и направился к Кальвину. И я видел, как корабль стал взлетать. Синие огни снова включились, это я помню.

Когда я подошел к Кальвину, мне пришлось шлепнуть его разок-другой, чтобы он, наконец, смог хоть что-нибудь произнести.

«Чарли, — сказал он, — что это, елки-палки, было?» — «Не знаю, сынок, — ответил я. — Но они нас не убили».

Вы только не смейтесь!

Когда Чарльз и Кальвин ехали домой на «плимуте» Паркера, они договорились, что никому не станут об этом происшествии рассказывать.

— Я знал, что если мы заговорим о таком, люди наверняка сочтут нас чокнутыми, — говорит теперь Хиксон. — Но я подумал еще немного и сказал: «А что, если это угроза для нашей страны?» Тогда-то я и решил позвонить на военно-воздушную базу Кислер.

Человек, который ответил на звонок в Кислере, сказал, что они не занимаются исследованиями НЛО, и посоветовал Хиксону сообщить обо всем в департамент шерифа. Там с Хиксоном говорил по телефону капитан Гленн Райдер.

Как теперь вспоминает 63-летний Райдер, Хиксон попросил его не смеяться, прежде чем выслушает. И Райдер пообещал. Но когда Чарльз произнес: «Меня только что забирали на борт НЛО», Райдер, конечно же, не смог удержаться и от души расхохотался. Звонивший явно расстроился. Полицейскому пришлось извиниться и попросить, чтобы тот продолжал рассказ. Поскольку все это звучало вполне серьезно, Райдер уговорил Хиксона и Паркера тотчас приехать в офис шерифа. И попросил шерифа округа, Фреда Даймонда, принять участие в опросе.

Двое приехавших рассказали офицерам, что с ними приключилось. Оба явно волновались, но молодой парень вел себя особенно беспокойно. Он только что на стену не лез, возмущенный недоверием, а полицейские явно делали над собой усилие, чтобы сохранять серьезность. Уж очень странные вещи говорили эти двое!

А потом полицейские решили проделать один трюк. Как рассказывает Райдер, у них в кабинете был небольшой магнитофон, который они держали на верхней полке закрытого шкафа. Поскольку помещение было совсем маленьким, они не сомневались, что на пленку запишется даже негромкий разговор.

— Мы отпустили их в туалет, включили магнитофон, а потом, когда они вернулись, на время оставили их одних в кабинете. Да, мы сделали это, — рассказывает Райдер, — и когда позднее решили прослушать запись, то ожидали, что один из них наверняка сразу скажет что-нибудь вроде: «А здорово мы их одурачили!» Но нет. Это было не так.

Сохранилась запись того разговора. Вот она.

Меня сразу парализовало
Паркер: Мне надо ехать домой и лечь в постель или принять что-то успокаивающее. Или сходить к врачу… Или еще что-то, я не знаю… Я не могу этого вынести. Я вот-вот сойду с ума.
Хиксон: Я же говорю тебе, когда мы тут освободимся, я тебе дам что-нибудь, чтобы ты успокоился и мог уснуть.
Паркер: В таком состоянии я не смогу спать. Я уже почти свихнулся.
Хиксон: Кальвин, когда они тебя выпустили… Когда они меня выпустили из этой штуковины, я уж думал, что никогда, черт возьми, не сумею тебя привести в чувство.
Паркер: Мои проклятые руки, мои руки… Я помню, они были будто замороженные. Я не мог двигаться. Ну, как если бы я наступил на гремучую змею!
Хиксон: Со мной они обошлись не так круто.
Паркер: А я отключился. Кажется, я никогда раньше не терял сознание.
Хиксон: Да и я за всю свою жизнь не видел ничего подобного. Люди ни за что ведь не поверят!
Паркер: Я не хочу сидеть тут целую вечность… Мне надо сходить к врачу.
Хиксон: Им бы лучше проснуться от спячки и начать верить…
Паркер: Вы видели, как эта чертова дверь поднялась?
Хиксон: Не знаю, как она открылась, сынок. Не знаю.
Паркер: А я только собрался закинуть, и тут — на тебе: эти выходят!
Хиксон: Я знаю. В это, конечно, невозможно поверить. И ты не заставишь людей верить!
Паркер: Меня сразу же парализовало. Я и двинуться не мог.
Хиксон: Но ведь не поверят же! А придется — рано или поздно. Только не было бы слишком поздно. Я всегда знал, что где-то там есть люди из других миров. Всегда знал. Только никогда не думал, что такое приключится именно со мной. Послушай, нам надо выпить.
Паркер: Вы же знаете, что я не пью…
Хиксон: Знаю, сынок, знаю. А я, когда приду домой, налью себе рюмочку, чтоб уснуть… Послушай-ка, ради чего мы тут сидим? Мне надо идти и рассказать все Бланш… Чего мы ждем?

В другом отсеке были люди…

Шериф Даймонд потом решил, что об этой истории трезвонить не стоит. Но, вернувшись домой, Хиксон рассказал своей жене, что с ним случилось.

— Я была тогда, как все, — рассказывает теперь жена Хиксона. Бланш. — Мне с большим трудом удалось поверить в такое. Но уже через три-четыре часа я знала, что с ним что-то неладно. Всю ночь я просидела над ним. вытирая пот с его лба. Он то и дело вскакивал с постели. Был напуган до смерти.

На следующее утро Хиксон вышел на работу. Но поработать ему не удалось. Тут же стал звонить телефон — что-то пронюхали репортеры. Потом позвонил шериф и сказал, что пошли слухи об этом происшествии, и у него в кабинете полно журналистов, а телефон просто разрывается. Даймонд просил Хиксона выйти к репортерам и поговорить с ними. Тот отрезал, что никуда он не пойдет и ни с кем говорить не будет.

Пришлось Хиксону взять две недели отпуска. Он надеялся, что за это время весь шум уляжется. Однако этого не произошло. За Хиксона и Паркера взялись военные с базы Кислер, потом астрономы и опить же репортеры Приезжали домой, расспрашивали о каждой подробности.

Кое-что во всей этой истории Хиксона удивляло: никто над ними теперь не смеялся, во всяком случае, в открытую.

Со временем Хиксон подружился с Алленом Хайнеком — астрономом из Северо-Западного университета и одним из ведущих уфологов мира (ныне его уже нет в живых).

— Он-то и убедил меня согласиться на сеанс гипноза. — говорит Хиксон. — Сначала я сомневался, но потом делал это несколько раз. На каждом гипнотическом сеансе моя история была одной и той же. Но однажды под глубоким гипнозом я открыл для себя кое-что еще. и у меня мурашки пошли по коже, — признался Хиксон. — Там, на этом космическом корабле, в другом отсеке были люди, живые существа. Они не входили туда, где были мы. И я вам вот что скажу: они выглядят почти как мы. Только, как я понимаю, в нашей атмосфере жить не могут, потому-то выходили роботы, чтобы втащить нас внутрь корабля.

Среди уфологов эта история известна как «инцидент в Паскагоула» — по названию речки, где эти двое ловили тогда рыбу. Не прошло и месяца, как поступило другое сообщение, на этот раз о появлении металлического плавучего НЛО в устье реки Паскагоула. Обьект был совсем небольшой, примерно метровой длины, но излучал янтарный свет. Рыбаки и служащие береговой охраны попытались достать его веслами и баграми, но из этого ничего не вышло. Объект отплыл подальше и потом просто исчез.

Я хочу отправиться в тот мир

Все это было в 1973 году. А в мае 1974-го Хиксон возвращался из гостей на машине вместе со своей женой, младшим сыном Кертисом, дочкой Шейлой и ее мужем. Тогда-то их догнал НЛО.

— Была уже почти полночь, -рассказывает Хиксон, — и я то и дело замечал, что позади нас появляется огонек. Я толкнул Шейлу, которая сидела рядом со мной на переднем сиденье, и сказал: «Выгляни-ка в окно да посмотри, не преследует ли нас тот огонек» Она выглянула в окно и просто замерла. Бланш тоже увидела и очень испугалась.

А через несколько секунд корабль в форме тарелки уже парил над их автомобилем на высоте примерно 50 метров и чуть правее.

— Я видела его своими глазами. — говорит Шейла, которой тогда едва исполнилось 18 лет — Мама была так напутана, что начала кричать.

— Видеть это было очень страшно, — подтверждает Бланш. — Мы остановили машину, и Чарльз все порывался выйти, словно совсем утратил страх, но я его не пустила. Мы все ухватились за него и держали. А «оно» еще какое-то время покружило и исчезло.
Чарльз и в самом деле уже не боялся. За пару месяцев до этого, в феврале 1974 года, с ним приключилась такая история. Охотился он на белок, проголодался. Присел поддеревом, чтобы съесть бутерброд. И вдруг услышал голос.

— В голове возникло что-то вроде радиосигнала, — вспоминает он. — И они сказали: «Расскажи людям, что мы не хотим причинить им никакого вреда. Тебя для этого и выбрали. Не нужно бояться. Ваш мир нуждается в помощи. Мы поможем вам, пока еще не слишком поздно. Вы не готовы к тому, чтобы это понять. Скоро мы опять вернемся». Я взял свое ружье и отправился прямиком домой.

Тот же самый голос и теми же посланиями Хиксон услышал месяц спустя, когда был у своего дома, на заднем дворике. С той поры страх ушел совсем.

— Я хочу отправиться в тот мир, где бы он ни был. откуда явились они, — говорит Чарльз. -Не думаю, что они забрали бы меня, если бы не могли вернуть обратно.

Разговор с репортером явно затянулся. Было уже далеко за полночь. Хиксон встал вдруг со своего стула, вышел из каморки и вернулся с большой коричневой папкой. Достал несколько рентгеновских снимков и показал их своему гостю:

— Видите эту маленькую штуковину вроде бородавки за моим правым глазным яблоком? -спросил он. держа снимок напротив лампы. — Думаю, они имплантировали мне что-то. Я дважды лежал в госпитале ветеранов я Новом Орлеане. И был у онколога в Туланском университете. Никто не может понять, что это такое. Лично я думаю, что, может, меня таким именно образом находят. Оно не болит. И не влияет на мое зрение. А обнаружилось случайно — когда делали снимки моих шейных сосудов. Странно, правда?

В в самом деле, странно. Два человека тридцать лет назад попали в одинаковые обстоятельства — побывали на борту НЛО. Оба ощущают последствия той встречи до сих пор. Но — по-разному. Один до сих пор смертельно напуган и не желает даже вспоминать о тех «демонах». Второй зла не держит и готов «отправиться в их мир»…

Автор: Светлана Анина


Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.