Анатолий Коротеев: «Неудач в космосе было аномально много»

  Дата публикации: 21 Ноябрь 2012 l автор:

Почему сегодня в этой области мы не добиваемся успеха?

50 лет назад, в ноябре 1962 года, в СССР был совершён первый успешный пуск ракеты-носителя с автоматической станцией в сторону Марса. С тех пор было ещё много побед отечественной космонавтики, а в последнее время всё больше неудач. Почему? Об этом «АиФ» рассказал один из ветеранов освоения космоса, генеральный директор Исследовательского центра им. М. В. Келдыша, академик РАН Анатолий Коротеев.

Останемся невеждами?

«AиФ»: — В последнее время чуть ли не половина запусков космических аппаратов заканчивается провалом. Может, не стоит выбрасывать наши налоги в пустоту, ведь в России далеко не все земные проблемы решены? Скажем, треть граждан страны не имеет цивилизованного жилья — зачем в такой ситуации финансировать космос?

А.К.: — Вопрос закономерный. В последние полтора года неудач в космосе и впрямь было аномально много. Но дело не только в них или в экономической ситуации. В США, где жизненный уровень намного выше, чем в России, вот уже четыре-пять лет не утихает общественная дискуссия на ту же тему: даёт ли космос то, что от него хотят получить?

Для чего человечеству вообще космонавтика? Она нужна для повышения качества жизни на Земле. Информационное обеспечение, новые возможности связи, телевидения, наземной ориентации и навигации с помощью систем типа GPS и ГЛОНАСС. Вспомните, лет тридцать назад, отъехав от Москвы на ­30-50 км, позвонить в столицу было проблемой. Сейчас мы запросто звоним за тысячи километров. Космонавтика благотворно повлияла на межгосударственные отношения и сняла многие грозившие людям опасности. В 1960 году была сорвана встреча Хрущёва с президентом США Эйзенхауэром из-за сбитого под Свердловском лётчика-шпиона Пауэрса, и в отношениях между сверхдержавами наступило длительное похолодание. В наше время такие казусы невозможны: космонавтика фактически стёрла границы между странами, мы летаем над ними, они — над нами.

При нынешнем уровне контроля из космоса не мог бы возникнуть Карибский кризис 1962 года. Сегодня этот контроль страхует нас от нанесения немотивированного ракетно-ядерного удара.

Наконец, не стоит забывать о познании нового. Да, наша неудача с экспедицией «Фобос-Грунт» возобновила споры: нужен ли нам Марс — ведь веками жили себе без него? Стоит ли тратиться на полёты к Луне и уточнять, есть ли там вода? Но подобные вопросы возникают по отношению к любой науке. Если будем экономить на познании, мы рискуем не только остаться невеждами, но и прозеваем серьёзные опасности, которые могут прийти из космоса.

Чудо-оружие России

«AиФ»: — Скажите, можно ли верить байкам о том, что Россия располагает неким сверхмощным оружием следующего поколения, в сравнении с которым любая ПРО — прошлый век?

А.К.: — Я не знаю никакого чудо-оружия.

«AиФ»: — Мне, как и вам, окончившему Московский авиационный институт, в студенческом конст­рукторском бюро показывали макеты ядерного, фотонного двигателей… Прошло сорок лет, а у нас те же мечты, те же сказки. Впечатление, что почти за полвека мы никуда не продвинулись.

А.К.: — Ядерная энергия в космосе — это уже не сказки. Атомная энергодвигательная установка в 20-30 раз экономичнее, чем жидкостно-ракетный двигатель (ЖРД), и обладает на порядок более высокой мощностью. Создание транспортного модуля с такой установкой планируется на 2018 год. Его внедрение впервые создаст в космосе систему, не привязанную к определённой траектории полёта, даст возможность переходить с одной орбиты на другую, помогать спутникам, застрявшим на неудачной орбите, попасть в нужное место. Новый модуль позволит решать и такие экзотические задачи, как защита планеты от угрожающих ей астероидов, — к примеру, летящего в сторону Земли Апофиса. Подлетевший к опасному астероиду летательный аппарат сможет за счёт взаимного притяжения отклонить его траекторию на без­опасное расстояние от Земли.

«AиФ»: — Это приоритетная разработка?

А.К.: — Да, причём настолько, что нас активно приглашают и в европейские программы, и в американские, и Китай интерес проявляет. Надеюсь, со временем этот проект перерастёт в интернациональный подобно GPS, ГЛОНАСС или защите от астероидов, которые угрожают не стране, а планете в целом.

Другой наш приоритетный проект — снижение радиовидимости летательных аппаратов. Известна американская технология «стелс», но она — словно конница в 1941 году — хороша для парадов, а не для боевых действий: закрывает лишь металлическую часть самолёта, но неспособна закрыть радиолокационную часть. В отличие от американцев мы не стали наносить на корпус радиопоглощающее покрытие (его всё равно «протыкают» радары), а окутали аппарат облаком искусственно создаваемой плазмы. В этом облаке кроме нейтральных имеются и заряженные частицы. Благодаря им летательный аппарат невидим для радиолокаторов. Однако внедрение системы тормозится. Мы должны были бы довести разработку до конца, чтобы как можно быстрее продать её за рубеж, — пока мы впереди. Или направить конкурентов по неправильному пути — это высшее, на мой взгляд, искусство в научно-технической коммерции. Пока покупатель начнёт их разбирать, чтобы изготовить нечто подобное, мы сделаем следующий шаг, увеличив отрыв. Пусть они нас догоняют, а не мы их. Из-за нашей неповоротливости в принятии решений мы теряем уникальный продукт, каковых у России менее одного процента.

Автор: Савелий Кашницкий

http://www.aif.ru/

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.