Благословение Арсэля

  Дата публикации: 4 Февраль 2013 l автор:

Отрывок из книги А.В. Крутикова «Благословение Арсэля» 

…У костра, окружённого непроглядной тьмой, слова Аркадия казались ещё более загадочными и фантастическими. Поблёскивая стёклами очков, он вещал: 

— Рассея — страна рассов. Мы — потомки высокоразвитой древнейшей цивилизации, покинувшей Землю к моменту последнего ледникового периода, связанного со сменой земных полюсов. 

По мнению Рассовского, Земля пережила уже одиннадцать ледниковых периодов, они возникали неожиданно, по мере достижения людьми необычных возможностей в разумной сфере. Очередное оледенение происходило по причине «ухода» такой же высокоразвитой цивилизации с лика Земли. Возможно, легенда о строительстве вавилонской башни, которая должна была достигнуть обители Божьей, есть свидетельство о строящемся межпланетном корабле, на котором рассы улетели в космос. 

Аркадий предполагал, что возникновение рассов обусловлено тем, что первоначально к лику Земли приблизилось несколько торроидов — высокоразвитых и высокоэнергетичных существ. По-видимому, они являлись посланниками Солнца, спродуцированными каким-то образом этим светилом. Их целью было внедриться в систему уже существующей на Земле живой природы и так называемых человекообразных. Впоследствии рассы оставят часть своих знаний ариям — представителям обитавших с ними племён и народов, а сами удалятся в другое измерение, более подходящее для их существования. 

— Моя фамилия, — подчеркнул Аркадий, — позволяет мне считать себя прямым потомком рассов, а имя обязывает меня как ария продолжить дело наших далёких предков. 
Все изумлённо смотрели на Рассовского, поражённые таким неожиданным совпадением. А он продолжал развивать свою идею о разнообразии арийских племён: 

— Арии не владели телепатическим языком рассов и не могли вмещать такое количество информации, как первые. Рассы вынуждены были обучить их более примитивным, разговорным языкам (отсюда смешение наречий после разрушения вавилонской башни) и каждому племени дали какую-то одну, преимущественную, сферу знания. Одни племена овладели тайнами звуков, другие — тайной речи, третьи — тайной изобразительной магии, магии телодвижений и так далее. 

Даже их древние наименования Аркадий распределил согласно этим навыкам и специализации. Всё выглядело очень правдоподобно, ибо вера самого рассказчика в идею была непоколебима. К тому же он пользовался научными источниками и понятиями, о которых ни у кого не было ни малейшего представления. Слушая его, создавалось впечатление, что вот-вот ты приблизишься к настоящему, божественному откровению. Но тут-то Аркадий и прерывал свою речь, обещая раскрыть истину тем, кто будет того заслуживать. Он явно манипулировал нами, но я не стал делать ему замечания на этот счёт, а лишь провел контрманипуляцию, ловя его на слове: 
— Смотри, ты уже давно обещаешь. Я не уйду из этой тайги без обещанного знания и тебя не выпущу, пока не расколешься! Сколько можно кормить обещаниями?! 

Рассовский хмыкнул, и заулыбался, ему было приятно сознавать, что он держит нас на крючке. В это время каждый был занят своими мыслями: Виктор задумчиво глядел на костёр; Наташа восхищённо говорила Рассовскому комплименты; Егор, давно знавший об этих идеях Аркадия, полушутливо- полузадумчиво (это была его манера) почёсывал за ухом; Древцев и Мазай обсуждали, как выявить свою принадлежность к перечисленным специализациям арийских племен, а Рита внимательно наблюдала за слушателями. 

— Всё, баста! Давайте спать, — скомандовал Рассовский, — завтра подниму всех чуть свет! 
Палаточный домик на шесть мест был установлен метрах в пятнадцати от костра, и путешественники направились к нему, продолжая вяло беседовать. Но вскоре всех одолел крепкий сон. 

Я предпочёл ночлег неподалёку от костра, под лиственницей и растянулся в пуховом спальнике. Дремота навалилась сразу, как только голова коснулась «подушки» — верхней одежды на корне дерева. 

Сознание проваливалось всё глубже и глубже, оно целиком отдавалось приятной истоме, — и тут неожиданно перед моими глазами возникла ясная, как день, картина: я увидел, что сверху на весь наш лагерь опускается объёмная гигантская светящаяся «сеть». Она имеет кубическую форму и, похоже, будто сделана из тонкой проволоки. Каждая её ячейка в точности повторяла все остальные и была равна приблизительно одному квадратному метру. Похоже, «сеть» была соткана из лазерных, или каких-то иных, лучей. Как только она опустилась до земли и накрыла меня, я окончательно проснулся: моё сознание стало многомерным, оно интегрировалось, резонировало в унисон с каждым деревом, кустом и цветочком, с каждой песчинкой. Я одновременно, словно под прожектором, стал явственно без каких бы на то усилий различать каждого из спавших в палатке товарищей и видеть все их сны до мельчайших подробностей. Такого со мной ещё не бывало, и я недоумевал, как и почему вдруг включились эти способности. Мой взор скользнул вверх и… «Ба-а!», — я был изумлён до крайности: над верхушками лиственниц, рукой подать, висел НЛО. Так же ясно, как и происходящее в палатке, я увидел всё внутри этого небольшого пилотируемого аппарата. В тесном главном отсеке пара гуманоидов, внешне напоминающих людей в скафандрах, фиксировала данные на каких-то табло и датчиках. Они орудовали кнопками и рычажками, телепатически переговаривались. В серебристых, стального цвета комбинезонах, со светлыми, как седина, волосами, серыми, подобным голубиным яйцам глазами, они походили друг на друга, как два близнеца. От людей их отличал, скорее всего, неестественный, матово-желтоватый цвет лиц. Помню, они в тот момент сосредоточились на Викторе и Рите, на их снах, и обсуждали это. 

По-настоящему возмутившись такой наглостью пришельцев, я мысленно рявкнул: «Кто вам позволил внедряться в сознание людей без их ведома, а?! Негодяи!» Реакция последовала незамедлительно: гуманоиды, в испуге глядя на меня, нажали какую-то кнопку — и всё пропало, «отключилось». Я перестал видеть и слышать многомерно. Стояла звенящая тишина и чёрная тьма. 

Минут двадцать я лежал, осмысливая происшедшее и контролируя пространство: не включат ли незваные гости снова свою дьявольскую машину, не улетят ли… «Нет, это не сон, — сказал я себе, — хотя похоже. Ладно, потом разберёмся. Надо заснуть, а то завтра трудный переход». 
Меня постепенно сморило, и я начал было «улетать» в глубину, но именно в этот момент фантастическая «сеть» снова включилась, и всё повторилось как в первый раз. «Вот подлецы! — мелькнуло в голове. — Они всё ещё здесь!» 

Возмущённый, я вновь мысленно пригрозил наглым пришельцам — и они тут же отключились. В их головах промелькнула недоумённая мысль: «Как же так? Вроде он заснул…» 
На этот раз я решил обратиться к Арсэлю и, собравшись с духом, призвал его. Арсэль явился в сиянии, похожем на свечение только что отключенной «сети», но без ячеек и эффектов многомерного видения. Лицо моего святого друга было просветлённым и спокойным, так что я сразу же перестал нервничать и объяснил ситуацию. «Не беспокойся, — телепатировал Арсэль, — они не нанесут никому вреда. Их исследования необходимы. Они проводятся с каждой группой людей, находящихся в экстремальной ситуации в особо аномальной зоне и претендующих на лидирующую роль в обществе. Тебя они больше не станут тревожить, а за всеми остальными будут следить до тех пор, пока вы не покинете региона. Никому из группы не говори о своём контакте, они не должны ничего знать об этом эксперименте». 
Я поблагодарил Арсэля и пообещал, что никому ничего не скажу, однако не удержался от вопроса: 

— Что за «сеть» набрасывали гуманоиды на пространство? 

— Это не сеть, — пояснил мой друг, — это особый луч. Они включают квантовый преобразователь, и в зоне действия луча открывается Чистое Сознание. Высокоразвитые цивилизации силой своей мысли создают такие аппараты, которые люди называют НЛО. Они умеют подключаться к Сингармоническому Коду вселенной. Это явление объективной реальности… 

— Как! — обалдел я от таких слов. — Разве НЛО и гуманоиды не материальны?! 

— Материальны, когда это им нужно, — последовал непонятный ответ. — Они являются просто энерго¬информационными щупальцами мозга долгоживущих существ иных миров и могут принимать любую консистенцию, проявляться или исчезать. Это зависит от программы исследования, а сами исследователи — за миллионы парсеков отсюда. В любом случае, открывать людям подтверждение своего проявленного присутствия они не имеют права. 
Чтобы утолить моё неутихающее любопытство, Арсэль ещё кое-что разъяснил мне о Сингармоническом Коде, квантовом луче и полевых преобразователях, дающих высокосознательным существам вселенной возможность пребывать в любых средах мироздания… После чего я тотчас уснул. 

planeta.moy.su

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.