Брукингская вертушка для либеральных интернационалистов

  Дата публикации: 18 Март 2014 l автор:

Портал Terra America продолжает исследование одного из самых влиятельных мозговых центров Америки – Института Брукингса. В своей вводной статье Константин Аршин рассказал об истории этой организации и отметил, что у нее давно уже наметилась четкая партийная ориентация – она разрабатывает идеологию Демократической партии. О том, каковы связи между партией и Институтом и какие внешнеполитические программы предлагает Белому Дому Брукингс, поговорили с известным американским политологом, специалистом по международным отношениям, основателем и руководителем факультета внешней политики в Университете Джорджии, сотрудником Центра стратегических и международных исследований (CSIS) Говардом Уиарда.


– Уважаемый доктор Уиарда! Чем, по Вашему мнению, выделяется Институт Брукингса? В чем его отличие от других мозговых центров США?

– Прежде всего, стоит отметить, что Брукингский институт старше, чем большинство других мозговых центров. Ему исполнилось почти 100 лет. Он ассоциируется с умеренным или либеральным крылом Демократической партии. Он прославился своим кейнсианским экономическим анализом, поэтому, когда у власти были президенты-демократы, например, Джон Кеннеди, Линдон Джонсон, затем Джимми Картер и Билл Клинтон, экономисты Брукингского институты имели очень большое влияние. Таким образом, институт придерживается умеренного левоцентристского направления в американской политике.

– Вы упомянули связь института с Демократической партией, ее либеральное крыло…

– Тут не все так просто. Надо понимать, что американские мозговые центры не монолитны, у них нет каких-то единых идеологической позиции. Так, внутри Брукингского института Вы можете найти множество различных точек зрения, включая (хотя они и в меньшинстве) республиканские точки зрения; две другие точки зрения – центристские, еще две – более левацкие. Но я все же считаю, что доминирующая политическая ориентация Брукингского института – левоцентристская, или либеральная, и она очень близка к доминирующей политической ориентации Госдепартамента США.

– Раз уж мы заговорили о Госдепартаменте, то можем ли мы говорить о какой-то превалирующей внешнеполитической парадигме Брукингского института? Ближе ли она к интернационалистам или к ястребам? Либеральным ястребам, конечно же.

– Я думаю, в целом, Брукингский институт ближе всего к тому, что мы называем либерально-интернационалистской точкой зрения на внешнюю политику. Вы также не должны забывать о том, что в структуре института работают различные центры, например, Центр по вопросам политики на Ближнем Востоке, центры, посвященные проблемам других регионов, включая Россию. Программы, и политические ориентации этих отдельных центров, не говоря уже об отдельных ученых, разные. В этой организации нет жесткой идеологии. Вы, вероятно, знаете, что одним из президентов института до Строуба Тэлботта был республиканец? Произошло это потому, что, несмотря на хорошее финансирование, в какой-то момент институту, как и другим мозговым центрам, пришлось привлекать частные средства, и тогда они решили, что более либеральный президент-республиканец поможет им эти средства найти.

– И все же. Как Демократическая партия и Брукингс связаны между собой? И связаны ли они вообще как-то, кроме того что они имеют одинаковую точку зрения?

– Мне кажется, Ваша последняя фраза – это правильная формулировка: они имеют одинаковую точку зрения. Это превалирующая либеральная позиция во внешнеполитических кругах в Вашингтоне. Это позиция либерального интернационализма. Между Брукингским институтом и демократической партией формально нет никаких отношений. Но они начинают активно взаимодействовать, когда избирается президент-демократ: вплоть до недавнего времени президенты-демократы имели тенденцию выбирать советников по внешней политике, в основном, из числа представителей Брукингского института, а также некоторых других мозговых центров, например, моего Центра стратегических и международных исследований, который всегда представлен в любых администрациях, приходящих к власти. Затем, когда демократы проигрывают выборы, многие чиновники возвращаются в Брукингский институт и ждут, пока к власти придет следующая демократическая администрация. Мы называем это «вертушкой» между Брукингским институтом и правительственными кругами.

– Какую внешнюю политику рекомендует Брукингский институт для Америки? Вы сказали: либеральный интернационализм. Вы могли бы дать чуть больше деталей?

– Либеральный интернационализм включает в себя много аспектов. Брукингский институт уделяет большое внимание вопросам прав человека. Он ориентирован на политику свободной торговли. Он поддерживает Израиль в конфликте на Ближнем Востоке. Он выступает за продвижение демократии. Но опять же, мы должны подчеркнуть, что не все люди в структуре Брукингса разделяют эту точку зрения.

– А если мы посмотрим на разные регионы, например, Ближний Восток или Китай. Какого рода внешнюю политику в отношении этих стран рекомендует Институт? Какую позицию он занимает?

– Я бы сказал, что в отношении Ближнего Востока Брукингский институт всегда был довольно прагматичен. Он, как и большинство американских мозговых центров, стремится быть про-израильским и оказывать поддержку Израилю, а не Палестине. С другой стороны, в подобных конфликтах он старается быть беспристрастным, насколько это возможно.

Если говорить о Китае, то институт выступает за развитие взаимоотношений с ним. Он не хочет холодной войны с Китаем и вообще конфликтовать с КНР. Но, знаете, если говорить о Тайване и других подобных проблемах, разногласия неизбежны. Поэтому Брукингский институт хотел бы привлечь к сотрудничеству Китай в качестве ответственного глобального партнера. Точно также он хотел бы взаимодействовать с Россией в качестве надежного партнера в международных отношениях.

– Ну и раз уж мы заговорили о России… Хорошо известно, что Строуб Тэлботт прекрасно говорит по-русски. Но насколько силен российский отдел в Брукингском институте? Насколько велико его влияние?

– Строуб Тэлботт действительно долгие годы интересуется Россией. Он служил в Госдепартаменте и, если я правильно помню, был консультантом при Совете национальной безопасности. Поэтому Строуб Тэлботт направлял Институт к тому, чтобы уделять большее внимание проблемам России, однако я не могу сказать, что тема России в Брукингсе является доминирующей. Так происходит, потому что Брукингский институт – это большая организация. В его состав, как и в состав корпорации RAND или Центра стратегических и международных исследований, входят многочисленные центры, лишь один из которых занимается проблемами России. И я не уверен, что центр, посвященный проблемам России – несмотря на Тэлботта – является главным центром в Брукингсе.

– Какого рода политические рекомендации дает Брукингский институт в отношении России?

– Брукингскому институту нужно развитие демократии в России. Он хочет видеть Россию, которая уважает права человека. Я думаю, он бы хотел (без тех сложностей, о которых нам с Вами уже известно) приблизить Россию к Западу, к Европейскому Союзу, если это будет возможно в будущем. Брукингский институт оказывал поддержку некоторым инициативам по продвижению демократии в России, которые имели довольно неоднозначные последствия. Поэтому Брукингский институт выступает против ограничений, которые недавно были наложены на НПО в Вашей стране.

Беседовала Юлия Нетесова

Автор: Говард Уиарда

http://www.terra-america.ru/

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.