Дети индиго:В поисках новых концепций

  Дата публикации: 10 Сентябрь 2012 l автор:

Мне, конечно, повезло, что среди моих знакомых, наряду с категоричными противниками феномена индиго, есть люди, которые на свой страх и риск решили серьезно заниматься его изучением и достигли на этом поприще пусть пока скромных, но все же не отрицательных результатов. Главное, они не отвергают огульно сам феномен, а пытаются его исследовать научными методами. К таким ученым относится кандидат психологических наук, доцент Волгоградского государственного педагогического университета Ирина Константиновна Кутлакова. 

В своих поисках новой концепции возрождения человечества и развития человеческих возможностей она совместно с коллегами организовала Центр российской эстетической макробиологии, став его директором. Уже проведены три научные конференции, выпущены сборники научных докладов и статей по различным аспектам психологии, культурологии, валеологии, эстетики, философии, экологии и других важных сфер человеческой деятельности. Готовятся новые научные форумы, приглашаются специалисты из разных городов России и других стран. Словом, Центром упорно ведется необходимая в наше время работа по осознанию путей дальнейшего развития человеческого общества.

А в жизни Ирина Константиновна – это весьма обаятельная и доброжелательная женщина, увлеченная научным постижением психологии человека и раскрытием его возможностей. Иногда нам удавалось обменяться мнением по исследуемой проблеме «новых» детей.

– Продолжаются ли, а главное, не расширяются ли Ваши контакты с представителями индиго? – поинтересовался я во время одной из наших недавних встреч. – Таких детей становится больше или меньше?

– Разумеется, работа с ними продолжается, и новым фактором становится то, что к нам в Центр все чаще родители приводят на консультацию детей совсем маленьких, 2-3-х лет. Предмет их забот и интереса – необычные способности малышей. Мое субъективное мнение – таких детей становится больше.

– А в чем собственно проявляется их необычность?

– По-разному. Чаще всего они очень независимы, непривычно независимы, и это вызывает трудности у родителей. Они никак не хотят подчиняться даже простейшим правилам! Мы пытаемся рассказать мамам, как себя с ними вести. Как психолог я убедилась, что наиболее продуктивным общение становится, если работать с детьми в эстетическом плане, на принципах красоты и гармонии. Вот тогда они лучше раскрываются. Позиции культуры и эстетики дети чувствуют очень хорошо, и именно на этом языке с ними можно и нужно говорить. Если они будут знать, что и другие ценят высокое и красивое, что папы-мамы это ощущают точно так же, как они, – взаимопонимание получится.

– Можете привести пример, когда понимания с ребенком достичь не удавалось?

– Конечно! Эти случаи тяжелым грузом оседают на душе, – погрустнела Ирина Константиновна. – Они-то и стимулируют нас к поискам эффективных альтернатив. Вот эпизод. Четыре года назад привели девочку. У нее были несомненные индиговские способности – в частности, она видела ауру людей и, по сути, понимала, кто чего стоит. А в школе ее фактически забили, поставили негласный диагноз умственно отсталой, пытались изгнать из класса. Шла речь о том, что ее не примут в 5-й класс после начального образования. Мне предстояло решить, нормальна она или нет. Стала своими методами «наводить мосты» с девчушкой, и постепенно мы разговорились. Это очень грустная история… Но главное, она всеми силами пытается закрыть «третий глаз», то есть свое видение ауры и сути человека, чтобы «стать, как все» – ее слова.

– Она что, общается с иными мирами, считывает информацию?

– Нет, индиго ведь разные бывают. У этой девочки было открыто видение энергий. Она пугалась негативных эмоций, исходивших от людей. Видела, что учителя недобрые и другие люди подчас тоже. Она говорила про это учителям, сверстникам, и… стала изгоем в своей среде. Если б помалкивала… было б, наверное, иначе. Поэтому она стала отстраняться от всех и попросту замкнулась в какой-то своей скорлупе.

– Вы объяснили ситуацию с ней?

– Да, я попробовала… Потом мы встретились уже года через три. Вижу, она замкнулась, вся в себе… Так порой идут и на суицид. Мы немного поговорили… – видимо, она нашла такую форму выживания в чуждой ей среде. А на деле она – очень светлый человек, но… повышенные требования к людям. Видеть негативную суть окружающих – это тяжкий крест…

– А школа…

– Это уже становится проблемой школ и учителей. Сейчас пока списывают непонятное на издержки воспитания, своеволие ребят, пытаются ломать таких детей. Но дети индиго свободны внутри, поэтому силой своей воли они отстаивают свои права. На первом этапе. Учителям не нравится, когда им задают вопросы, на которые они не могут ответить. Или, скажем, они за пять минут выполняют задание, а потом весь урок будут развлекаться чем-нибудь другим. Или просто встанут и уйдут с урока. На втором этапе может начаться еще более жесткая конфронтация, вплоть до правонарушений… Слышали же – избивают учителей, а в Америке даже расстреливали одноклассников и преподавателей…

– У вас есть положительные примеры адаптации детей индиго?

– Разумеется, сколько угодно, – она улыбнулась. – Иначе мы профнепригодны как психологи… Я имела возможность наблюдать за одной девочкой на протяжении ряда лет. Похоже, она окружающий мир хотела видеть ну слишком уж идеальным. Например, она очень переживала, когда видела срезанные цветы. Не могла понять, как это можно просто взять и срезать живые растения! И многое другое… Так продолжалось до 16 лет. Она не хотела жить, как живут все вокруг. Но что в ней было замечательного – она очень хорошо могла влиять на тех, кто уходит в кривизну, кого вдруг затягивает греховное. Она могла уберечь от этого. В таких детях под ее влиянием что-то выравнивалось, они менялись и потом ее же за это благодарили. Сейчас она учится на психолога в нашем педуниверситете. 

– Она считает себя индиго?

– Мало кто из таких детей считают себя индиго, но она четко осознает, что такие люди есть. Может, она знает больше, но старается на эти темы не распространяться. «Придет время, тогда и будем говорить…» – это ее слова, но что за ними кроется? Бог знает… Свой внутренний мир она не раскрывает каждому, и я не лезу.

– Может, мне с ней стоит встретиться? – решаюсь я предложить такой вариант.

– Я уверена, она не будет с вами разговаривать, скажет, зачем мне это нужно? Просто не увидит в этом целесообразности и, тем более, никакого ожидаемого результата. 

– Целесообразность в том, что мир стал меняться, и надо готовить общество к этим изменениям.

– Она говорит, что пройдет максимум пять лет, и люди сами начнут интересоваться переменами в мире. Она считает, что сейчас все рождаются с задатками индиго. Просто все зависит от того, как их будут воспитывать. Если плохо, и будут ломать их, тогда это выльется в агрессию. Но мы слишком мало знаем о внутреннем мире индиго, чтобы давать надежную информацию о них. Я имею в виду ученых. Однако, согласна – людей надо готовить к тому, чтобы общество их понимало и принимало. Если говорить обо мне, то я разрабатываю такую программу, чтобы в педуниверситете можно было бы готовить будущих учителей к встрече с ними, индиго. 

Нас прервали: уже пару раз открывалась дверь кабинета, и в комнату заглядывали молодые женщины. 

– Пришли мамаши моих «индюшат», – улыбнулась Ирина Константиновна, – у нас уже минут десять как должны начаться занятия с ними…

На прощание мы договорились, что она пришлет мне свои размышления по поводу проблемы детей индиго. Вскоре компьютер принял ее послание.

«Уважаемый Геннадий Степанович, я благодарна за возможность поделиться своей точкой зрения на феномен «индиго», которые все чаще стали приходить в наш мир, – писала И.К. Кутлакова. – Их для простоты назвали «индиго».

У людей с диагнозом «индиго» более симметрично развито левое и правое полушария мозга. Они обладают тонко-чувственным сознанием, осознанием макро и микрокосмоса; проявляют новые способы и оригинальность в индивидуальной мыслительной деятельности, основанной на синтетическом стиле мышления. Воображение в основе антиципирующее, по необходимости дополняется активно-воссоздающим. Если воспитание происходит на положительном фоне, то воображение переходит в активно-творческое и далее в креативное. Феномен внимания у таких детей удивительно раскрывает и настраивает процессы познавательной сферы. 

Новое поколение имеет свои особенные критерии развития психики, сферы познания, структуры сознания и личности, что подчас создает в социуме острые проблемы в отношениях и во взаимодействии с окружающим людьми.

Наша человеческая психика устроена таким образом, что мы отражаем образ субъективно избирательно из объективного мира. Дети нового поколения отражают образ, близкий объективно избирательному из объективного мира. Отсюда возникает проблема взаимодействия: «индиго» видят и чувствуют одно, а им навязывают и говорят другое. Психолог Г. Бейтсон пишет: «…Мы сами создаем воспринимаемый мир; это происходит не потому, что вне наших голов не существует никакой реальности, …а потому, что мы подвергаем селекции и редактируем видимую реальность, чтобы привести ее в соответствие с нашими верованиями относительно того мира, в котором живем». Можно сказать, что между реальным восприятием «индиго» и субъективным человеческим восприятием иногда возникает конфликт, где каждый видит и верит в свой воспринимаемый мир.

Детей «индиго», детей нового поколения, с каждым годом рождается больше, но социум не готов принять их, новых и таких уникальных. Система педагогического подхода в воспитании и обучении не рассчитана на этих детей, она рассчитана на «левополушарное» восприятие мира. Даже студентам педагогических вузов ничего не говорят о возможности встречи с феноменом «индиго», так как это не входит в программу государственного стандарта. Идет процесс обучения на основе субъективного восприятия объективного мира. В основном изучаемые предметы в образовательном учреждении, начиная со школы, развивают левое полушарие, и появилась проблема – функциональная асимметрия мозга. Учителям с традиционной подготовкой трудно поменять свою точку зрения на мир, воспринимая субъективно объективное. В результате, детей с феноменом «индиго», не зная, что с ними делать, отправляют в коррекционные классы, иногда пытаются поставить им психиатрический диагноз. 

Но проблема не в детях, а в отсутствии адекватных школьных программ. Ученым нужно решать ее: изучать критерии познавательной сферы, создавать специальные программы, учитывая особенности развития уникальных возможностей личности человека нового поколения. Надо не «ломать» «новых» детей под государственные стандарты, а надо помогать раскрыть творческие способности, чтобы эти дети могли жить и приносить пользу людям, а также выходить на программу оздоровления и раскрытия творческих возможностей всех детей. Ибо здоровым и успешным может быть только гармонично развитый человек с реально объективными духовными ценностями.

Центр Российской эстетической макробиотики призывает заинтересованных ученых решать эту проблему. Ежегодно на базе Центра РЭМ проводятся Международные научно-практические конференции, которые работают над этой проблемой. Научный отдел РЭМ издает статьи, труды по новой научной концепции во благо жизненного развития нового поколения в нашем социуме. Приглашаем всех заинтересованных лиц к сотрудничеству».
Что ж, похоже, потихоньку лед трогается, и мы, хоть и с опозданием, готовимся к встрече с детьми нового сознания. Правда, скептик во мне тотчас отреагировал: «только отнюдь не везде и не всегда…»

Геннадий Белимов

http://planeta.moy.su/blog/deti_indigo_v_poiskakh_novykh_koncepcij/2012-09-10-29348

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.