Крест и Крещение

  Дата публикации: 16 Июль 2012 l автор:

 

О великом и спасительном значении Креста Господня, сопровождающего христианина в течение всей его жизни. 

Таинство Крещения является дверью в Церковь как в Царство благодати — с него начинается христианская жизнь. Священник, погружая человека в воду, произносит: «Крещается раб Божий (такой-то) во имя Отца (погружает человека в воду). Аминь. И Сына (погружает второй раз). Аминь. И Святаго Духа (погружает третий раз). Аминь». В Таинстве Крещения произнесение имен Лиц Святой Троицы является одним из самых важных моментов. Священник торжественно объявляет для всех, какому Богу человек посвящает свою жизнь. Троекратное погружение в воду символизирует нашу смерть для греха. Троекратный выход из воды символизирует наше рождение в новую жизнь, подобное тридневному Воскресению Христову. На крещаемого, младенца или взрослого, надевается нательный крестик “во имя Отца, Сына и Святого Духа”. Он будет на нем всю его жизнь, соединяя со Христом, оберегая от бед, искушений и бесовских нападений. Господь безгрешный нес за нас неизмеримо тяжелейший крест. Он и каждому из нас дал свой, посильный крест. Некоторые отчаиваются под тяжестью своего креста, мстят обидчикам, воздают злом за зло. Но крестные страдания Спасителя учат нас иному: терпению, смирению, прощению, доброделанию, молитве о спасении душ врагов наших, ибо, по словам Христа, они не знают, что делают. 
Велика и благодатна сила крестного знамения — видимого свидетельства нашей веры. Верующие крестятся, вставая с постели и ложась спать, выходя на улицу и входя в храм, прося помощи у Бога перед началом всякого дела и когда благословляют еду и питье. 
В “Житиях святых” неоднократно встречаются рассказы о том, как бесовские чары рассеивались после всего лишь единократного изображения на человеке креста. 
Крест Христов освящает собой все и вся. Крестообразно окропляются святой водой стены домов, квартир и других предметов при освящении их Церковью. В основании многих храмов лежит Крест Христов- знамя победы Господа над смертью, грехом и дьяволом. Кресты венчают купола христианских церквей и иконостасы в них. Православная Церковь верует, что на Кресте Господнем почивают благодать и милость Самого Спасителя, что Крест обладает чудодейственной силой. Так, Патриарх Макарий в 4 в., обретя Голгофский Крест, воскресил умершего. 
При миро — и елеопомазании на телах верующих начертываются кресты. Они знаменуют соединение со Христом, свидетельствуют о причастности Дарам Святого Духа, придают силы для дальнейшей борьбы с грехом, для исцеления в болезнях. 
Мы молимся перед Крестом, называем Его Животворящим и Пречестным и прославляем Его, восходя к спасающей нас Божественной Личности, т.е Иисусу Христу, Который был распят на Нем и освятил Его Своей Пречестной Кровью. Крест — величайшая христианская святыня. 

 

Можно ответить словами апостола Павла, что такое крест – он говорит: «Ничем не похвалюсь, кроме креста Господа нашего Иисуса Христа, в котором мир распялся для меня, и я для мира». То есть с апостольских времен крест, который до Голгофской искупительной жертвы Спасителя был позорным орудием казни, с первых же веков христианства стал действительно символом праздника Воздвижения Креста. В духовных песнопениях поется, что крест является хранителем Вселенной, красотой Церкви, ангелов славой и демонов язвой. 
В этом смысле Крест Христов для православного христианина прежде всего символ спасения – той Голгофской Жертвы, которая была принесена за весь человеческий род. Поэтому в жизни каждого православного христианина, от самого ее начала и до земного завершения, крест воспринимается как знамя победы, как символ той Жертвы, которая была принесена. Крестится православный христианин, и священник надевает на него крест. 

Святитель Димитрий очень хорошо отзывается об этом: как через первое древо райское прародители пали, так древом Креста восстали. Прародители умерли смертью духовной прежде всего, а силой Животворящего Креста мы воскресли. И если древо изгнало из рая и низвело в ад прародителей и всех потомков, то Голгофское Крестное древо служит той лестницей, которая возводит на Небо. 

Да и вся наша жизнь показывает: не случайно в христианской православной традиции крест занял такое важное место и приобрел огромное значение; об этом говорят святые отцы. Ко кресту даже обращаются святые отцы, подвижники как к одушевленному предмету. Те, кто был на великом повечерии хотя бы один раз в первые дни Великого поста, хорошо знают, что там читается Покаянный канон преподобного Андрея Критского. И вообще в последовании великого повечерия есть такое обращение: «Непобедимая и непостижимая Божественная животворящая сила Животворящего Честного Креста, не остави нас, грешных». Обращение ко Кресту есть в вечерней молитве: «Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его», которая завершается так: «О пречестный и животворящий Кресте Господень, помогай мне со Святой Пречистою Девой Богородицей и со всеми святыми» – идет обращение ко Кресту как к живому существу. 
Мы должны об этом помнить и знать, чтобы не дать повода ищущим осквернить нашу святыню – крест. Многие протестантствующие, те, кто называют себя христианами, в своих сектах отвергают крест. Они остались в ветхозаветном мнении, что крест – это орудие позорной казни, которое было до Христа. Как отмечают святые отцы, это ухищрение бесовское. И чтобы так обесчестить крест, надо было иметь историю со знаком отрицательным, когда креста боялись и страх и ужас нападал на человека при воспоминании о кресте, потому что за крестом следовала эта страшная мука – пытка осужденного на смерть через распятие. 
Изменение отношения ко кресту пошло уже с апостольских времен. Возьмем, к примеру, жизнеописание Андрея Первозванного, который является апостолом Руси: в нем есть описание, как он увидел издалека крест, который позднее стали называть Андреевским крестом. Когда он увидел его, то стал в очень теплых словах выражать чувства, которые его душа испытывала при виде креста. И он говорил: «Когда-то это действительно наводило ужас на людей, а сейчас моя душа стремится к тебе, к тому, на котором мой Учитель, Спаситель принес Себя в Жертву за всех нас». Поэтому для апостола Андрея Первозванного это было вожделенно. Апостол Петр тоже был распят, но по смирению своему попросил, чтобы его распяли вниз головой – он посчитал себя недостойным быть распятым, как Христос. 

 

Есть понятие жизненного креста. И Господь говорит не о крестике как чем-то вещественном, а о кресте как целожизненном подвиге. 
Он говорит: «Кто хочет за Мной следовать, возьми крест свой и следуй за Мной». Не какой-то нательный крестик, не деревянный или металлический большой взвалить на плечи… Крест – это именно то, что Господь посылает человеку: испытания, болезни, искушения. Это – вся наша жизнь, несение этого креста. 
Взять свой крест – значит с покорностью и смирением подчиниться тем временным скорбям и бедствиям, которые благоугодно Божественному Промыслу попустить нам в очищение наших согрешений. Тогда крест служит для человека лестницей от земли к Небу. 
Взять крест свой – значит добровольно и с усердием подчиниться лишениям и подвигам, которыми обуздываются бессловесные стремления нашей плоти. 

О крестном знамении 

Для крестного знамения мы складываем пальцы правой руки так: три первых пальца (большой, указательный и средний) слагаем концами ровно, а два последних (безымянный и мизинец) пригибаем к ладони. 
Сложенные вместе три первых пальца выражают нашу веру в Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого, как единосущную и нераздельную Троицу, а два пальца, пригнутые к ладони, означают, что Сын Божий по сошествии Своем на землю, Будучи Богом, стал человеком, то есть означает Его две природы — божескую и человеческую. 
Осеняя себя крестным знамением, мы кладем сложенные так пальцы на лоб – для освящения нашего ума, на чрево ( на живот, но не на грудь – иначе крест получается перевернутым) – для освящения наших внутренних чувств, потом на правое и левое плечо — для освящения наших сил телесных. Крестное знамение дает нам великую силу отгонять и побеждать зло и творить добро, но только мы должны помнить, что крест нужно полагать правильно и неспешно, иначе будет не изображение креста, а простая манипуляция рукой, чему только радуются бесы. 

В каком возрасте следует принимать крещение? 
Можно ли крестить младенцев, ведь они не имеют самостоятельной веры?
 

 

Многих христиан волнует, в каком возрасте следует принимать крещение. В современном христианстве нет единого мнения по этому вопросу. Часть церквей настаивает на крещении младенцев, часть считает крещение возможным только в сознательном возрасте. 
Библия однозначно говорит о крещении как о сознательном решении, требующем веры самого человека, покаяния и знакомства с основными положениями христианского учения. Апостол Петр, призывая народ обратиться к Иисусу Христу, говорил: «Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов» (Деяния 2:38). А Сам Иисус Христос, давая последние повеления Своим ученикам, подчеркивал, что принимающие крещение должны знать Евангельскую весть и иметь веру: «И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Марка 16:15-16). 
В первые века существования христианской церкви крещение принимали только взрослые, следуя примеру Спасителя, Который Сам принял крещение в возрасте 30 лет. Новорожденных же детей не крестили, а только совершали над ними молитву и некий обряд с использованием соли. Далее перед крещением человек проходил процедуру «оглашения» — обучения христианскому учению и наставления в вере. Судя по дошедшим до нас «огласительным беседам», обучение оглашаемых было очень серьезным, и, пожалуй, даже более обширным, чем можно получить в церкви наших дней. Оглашаемые не допускались до причастия, и до сих пор в литургии православной церкви сохранился возглас: «Оглашенные, изыдите!», хотя практика самого оглашения давно уже исчезла. Что же побудило церковь отойти от первоначального подхода ко крещению? 
Мы знаем, что после крещения человек начинает новую жизнь, и вода крещения смывает все грехи, совершенные ранее. «Итак, кто во Христе, [тот] новая тварь; древнее прошло, теперь все новое» (2 Коринфянам 5:17). «Итак, что ты медлишь? Встань, крестись и омой грехи твои, призвав имя Господа Иисуса» (Деяния 22:16).Таким образом, человек выходит из воды без грехов — прежние грехи прощены и забыты, а новых он еще не успел совершить. Когда, исходя из житейской логики, лучше всего оказаться в таком состоянии? Лучше всего перед смертью. 
Поэтому в древние времена в церкви сложился обычай откладывать крещение до самых последних дней жизни. Известно, что императора Константина Великого крестил на смертном одре арианский епископ Евсевий Никомидийский. Перед самой смертью крестились и его потомки. Предсмертное крещение казалось вполне нормальным даже многим служителям церкви. Августин Блаженный в своей «Исповеди» вспоминает, как тяжело заболел в детстве, и его мать, думая, что сын умирает, решила крестить его. Но когда ребенку стало лучше, крещение отложили: «Таким образом, очищение мое отложили, как будто необходимо было, чтобы, оставшись жить, я еще больше вывалялся в грязи; по-видимому, грязь преступлений, совершенных после этого омовения, вменялась в большую и более страшную вину» (Исповедь. I, 11). 
Такой подход к крещению искажал его истинную суть. Вместо радостного возрождения к новой жизни, акта веры (а значит, и доверия) Богу, оно воспринималось лишь как некая «чистка кармы», которую стремятся отложить на более поздний момент, чтобы очистить ею как можно больше грехов. Поступая так, человек демонстрировал сомнения в способности Бога возродить грешного человека к праведной жизни. 
Видя такие изменения в мыслях своей паствы, многие деятели церкви убеждали своих подопечных не бояться крещения. Одним из самых известных сочинений, посвященных этой теме, является проповедь Василия Великого «Беседа побудительная к принятию святого крещения». В ней Василий Великий указывает на преимущества, даруемые крещением: «Если бы золото раздавал я в церкви, не сказал бы ты мне: завтра приду, завтра дашь; но, прося поспешить с раздачей, потребовал бы теперь же, и негодовал бы на замедление. Но когда Великодаровитый предлагает тебе не доброцветность вещества, но душевную чистоту, придумываешь предлоги и вычисляешь причины, между тем как надлежало спешить к дару». 

 
Умирающий больной туберкулезом и СПИДом в Мариуполе 

Василий Великий также предупреждает тех, кто откладывает свое крещение, о возможности перехитрить самого себя: « Для чего ждешь, чтобы крещение было для тебя даром горячки, когда не в состоянии уже будешь произнести спасительных слов, а может быть, нельзя тебе будет и выслушать их ясно … так что и присутствующие останутся в сомнении, ощутил ли ты благодать или бесчувствен к совершаемому». 
Но самое главное, Василий честно говорит о причинах, побуждающих людей медлить с крещением: «Эта медленность не иное что выражает, как следующее: “Пусть сначала царствует во мне грех, после будет когда-нибудь царствовать и Господь”. … Так и Каин приносил жертвы; что было лучшего, то — в услаждение себе самому, а что похуже, то — сотворившему и даровавшему Богу. Пока способен ты к трудам — проводишь юность свою в грехах; а как скоро члены ослабели, тогда приносишь их в дар Богу, когда уже ни на что нельзя употребить их и по необходимости надо оставлять в бездействии, потому что сила утрачена от долговременного истощения. Целомудрие в старости — уже не целомудрие, а невозможность предаваться невоздержанию. Мертвого не увенчают; не тот праведник, кто не в силах делать зло». 

Естественно, жители Кесарии Каппадокийской, где Василий Великий был епископом, не питали иллюзий по поводу мнимых выгод предсмертного крещения. Но таких пастырей, как Василий, было немного. Требовалось какое-то решение, которое бы повсеместно изменило ситуацию самым коренным образом. Своеобразным ответом на крещение перед смертью стало крещение детей. Ведь тот, кто получил крещение в младенчестве, уже не сможет отложить его на неопределенный срок, так как оно уже состоялось независимо от его воли. Обычай крестить новорожденных, принятый ранее в Северной Африке, распространился повсеместно и был утвержден на VI Вселенском соборе в 681 г. после Р. Х. Сегодня о предсмертном крещении уже забыли, но традиция крещения младенцев осталась. 

В некоторых Поместных Церквах это делали на 8-й день от рождения, в некоторых — на 40-й. Крещение младенцев совершается по вере восприемников и родителей, чтобы не разделять семью. Если родители глубоко верующие люди, то как они, будучи живой клеточкой церковного организма — Тела Христова, — будут отдалять от себя детей, которые не могут войти в Церковь, поскольку еще не крещены. В самом раннем возрасте дети неотделимы от родителей. Родители идут в храм, а детей нужно оставлять? Родители идут причащаться, а дети остаются вне Тела Христова? Поэтому и был обычай, что как только мать поправлялась после родов и могла ходить в храм, то сразу же совершалось Крещение ребенка. 
Вот если родители неверующие и в храм не ходят, то тут встает вопрос: можно ли ребенка крестить? Родители будут дома целыми днями смотреть телевизор, а ребеночек сам по себе станет живой клеточкой Церкви? Очень сомнительно. 

Любят у нас родители крестить младенцев «для галочки». Младенцев, у которых еще даже и сознания нет. И не понимают при этом, что разум младенца – это разум родителей и восприемников! И вера младенца — это их, восприемников, вера! Они дают за крещаемых свой разум и свою веру! Если же ничего этого нет, значит и у младенца ничего нет. Таинство таким образом опошляется, профанируется. Ибо взрослые берут на себя миссию разума, воли и свободы, того младенца, который ничего еще не имеет. Слова Христовы непререкаемы: «Кто веру имеет и крестится, спасен будет» (Мк. 16.16). А у ребенка ведь этого нет. И вот тут выходит на сцену институт восприемников, которые говорят: «Мы выступаем за него (младенца)». И в какой степени они за него выступают, в той степени и приобщается человек благодати Божией, в той степени она и действует. И если восприемники ни в какого Бога не верят, соответственно и ребенок ничему не приобщается… Беда страшная в том, что превращают крещение, да и прочие таинства, в какое-то магическое действие. Лишь бы окрестить, как будто без веры это будет иметь значение! 
Собственно говоря, крещение детей – это кредит доверия, который Церковь выдает родителям в ответ на их веру. Выдает в надежде на то, что задаток будущих благ, который таинственно всевается в Крещении, будет возращен той средой, в которой воспитывается малыш. Если же об этой среде мы заранее знаем, что она нецерковна и совершенно не собирается помогать росту этого зерна – то тогда получается, что мы занимаемся профанацией, а не спасением. 
Таким образом, младенцев крестят не по их собственной вере, а по вере их родителей и крестных, принесших ребенка на крещение. 
В каком же возрасте следует принимать крещение? Если вы не были крещены в младенчестве, но сегодня, в сознательном возрасте, познакомились с Евангелием, полюбили Господа и приняли решение следовать за Ним, значит, пришло время заключить настоящий завет с Богом, основанный на покаянии и вере в Сына Божьего, прощающего наши грехи ценой Своей Голгофской жертвы. Не откладывайте это решение в далекое будущее. Иисус Христос говорит сегодня вам: «Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения» (2 Коринфянам 6:2). 

http://planeta.moy.su/blog/krest_i_kreshhenie/2012-07-16-24504

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.