«Москве и Вашингтону придется сотрудничать, даже если они совершенно друг другу не нравятся!»

  Дата публикации: 21 Декабрь 2013 l автор:

Известный американский стратег и историк ― об азиатско-тихоокеанской политике США, претензиях Китая на глобальное лидерство и предпосылках американо-российского сотрудничества.


Соединенные Штаты, заключив промежуточную ядерную сделку с Ираном и наспех успокоив союзников на Ближнем Востоке, высвободили значительные силы и средства для так называемого тихоокеанского разворота (Pacific Pivot). Назвав свою стратегию в АТР «перебалансировкой» (rebalancing strategy), США стараются убедить весь мир, что речь не идет о сдерживании Китая. Недавно об этом говорил заместитель Чака Хейгела по региону, подобными статьями в последнее время наполнены индийские и общеазиатские СМИ.

Свежо предание, да верится с трудом. Масштабное военно-техническое сотрудничество с Индией, постоянное присутствие в западной части Тихого океана двух ударных авианосных групп ВМС США, а также молниеносная реакция на установление Китаем идентификационной зоны ПВО в Восточно-Китайском море (ADIZ) ― все это говорит о том, что попытка Поднебесной конвертировать свое экономическое могущество в нечто большее встречает ожесточенное противодействие со стороны Соединенных Штатов.

Какие аргументы обычно приводятся для того, чтобы убедить китайского и мирового читателя в том, что никакого сдерживания нет? Как правило, два. Первый: «сдерживание» (containing) ― устаревший термин времен Холодной войны. Второй: Соединенные Штаты сделали слишком многое для индустриальной модернизации Китая и превращения его в крупнейшую экономику мира, и зачем же сегодня США сдерживать своего крупнейшего торгового партнера?

При такой логике «заметается под ковер» то простое обстоятельство, что одно дело ― гигантский завод по производству товаров, потребляемых в Соединенных Штатах, причем произведенных зачастую по их же технологиям, совсем другое дело ― амбициозный глобальный игрок, требующий своего куска мирового пирога. И вот потенциальное появление такого игрока ― вполне себе повод для «сдерживания», даже если последнее будет частичным воспроизведением стратегии и тактики Холодной войны.

Сегодняшний собеседник портала Эдвард Люттвак в своей последней книге «Подъем Китая против логики стратегии» (2012 года)[1] ставит такой диагноз китайскому экспансионизму: «Аутизм большой страны». Он полагает, что между стремлением Поднебесной к ускорению экономического роста и военно-стратегической экспансией есть фундаментальное противоречие: увлеченные «древними текстами» (так Люттвак называет, в частности, трактаты Лао-Цзы), китайские лидеры начали проявлять «преждевременную агрессивность». Как верно отмечает агентство Bloomberg, Эдвард Люттвак не предсказывает «большой войны», он лишь указывает на те риски, которые создает в регионе «китайский аутизм».

Анализируя сегодняшнюю ситуацию в АТР, мы не могли не узнать мнения именитого стратега.

* * *

― Уважаемый господин Люттвак, Америка, судя по всему, уходит с Ближнего Востока. Связано ли это событие с концентрацией дипломатических и военных усилий на Дальнем Востоке? Неужели друзья США в Центральной Азии останутся без поддержки?

― На Ближнем Востоке у Америки нет друзей, кроме Израиля, а Израиль не нуждается в защите. США сохранит свое минимальное присутствие в Персидском заливе через поддержание связей с Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами. Все остальное уйдет.

Отказ бомбить Сирию, отказ от вторжения в эту страну ― часть этой стратегии, как и полный уход США из Ирака и Афганистана.

Мы также рады оставить Египет другим отчаянным парням… Там нельзя выиграть, можно только проиграть. Это общеамериканский политический консенсус.

Понимаете, в этом мусульманском регионе от Марокко до Индии ничего не работает. Война не работает, мир не работает, дипломатия не работает, экономическая политика не работает. И все, попадающее извне, также перестает работать.

Америка ― идеологическая страна, а в этом регионе есть соперничающая идеология ― Ислам. Америка ― прогрессивная страна, в ней каждую неделю появляется какое-нибудь новое право. Скоро, боюсь, появится право на брак с собакой. На Ближнем Востоке вообще презирают все права. Так что уход оттуда ― это окончательное решение всей американской нации, а не одного только Барака Обамы.

Вопросы военного характера и обеспечения национальной безопасности будут решаться с помощью беспилотников ― против конкретных персон. Или ракетными атаками ― против неугодных нам группировок.

США не будут присутствовать там в качестве постоянной военной силы и не будут предпринимать более никаких попыток улучшить общее положение дел в регионе. Жители Ближнего Востока не хотят, чтобы их делали лучше ― что ж никто больше и не будет. Американские усилия впредь будут направлены на Тихоокеанский регион.

― То есть на Дальнем Востоке друзья у США есть?

― На Дальнем Востоке у США много друзей. У нас есть Япония, у нас есть Австралия, у нас есть наш новый (я бы сказал, ― лучший) друг Вьетнам, где ремонтируются корабли ВМС США, Южная Корея, где стоят американские войска. У нас также есть Филиппины, откуда сначала американцев выгнали, а потом долго упрашивали вернуться, есть устойчивые связи с Индонезией.

Кроме того, день ото дня укрепляются наши отношения с Индией. И хотя США ― не союзник Индии, которая балансирует между Москвой и Вашингтоном, но, тем не менее, мы плодотворно сотрудничаем и с индийцами тоже.

― Вы упомянули Москву… Как вы считаете, сдерживание Китая предполагает сближение США и России?

― Именно! Такое сближение обязательно случится. Вероятно, уже в ближайшем будущем. Сейчас Китай не угрожает России, но уже очень скоро КНР будет представлять реальную угрозу для российского влияния в Монголии и Казахстане.

Вы поймите одну вещь! В городе Шэньян больше людей, чем живет к востоку от Омска в России. А это очень существенное демографическое давление.

Я говорил об этом еще во время своих поездок в Москву пару лет назад, повторю и сейчас: еще 10-15 лет, и Россия снова станет центром мировой политики.

Китайцы хотят видеть Москву союзником, и если это произойдет, то американцам придется нелегко. Так что США будут делать все возможное, чтобы улучшить отношения с Москвой.

Китайцы становятся все богаче и все агрессивней. И это, рано или поздно, превратит Россию в нашего союзника. Извините, но ведь больше России дружить не с кем! Так называемые «средние державы», страны БРИКС ― Бразилия, Индия, Южная Африка ― не имеют большого значения. Наши внуки станут дедушками к тому моменту, когда любая из них будет в состоянии что-то сделать действительно серьезное на мировой арене.

Когда Гитлер напал на СССР, последнему пришлось пойти на союз с англичанами и американцами. Политически Черчилль и Сталин не были близки. Мягко говоря, они были полными противоположностями. Но стратегия сильнее политики. Москве и Вашингтону придется сотрудничать, даже если они совершенно друг другу не нравятся.

― Но ведь ссоры между РФ и КНР нет, не так ли?

― Сейчас Китай ссорится со всеми к востоку от него. В такой ситуации ему нужно иметь союзников на своем Западе. В связи в этим отмечу, что Пекин ведет себя на данный момент уважительно только с русскими. И больше ни с кем.

― Хорошо. Но вот прямо сейчас осуществляют ли США сдерживание Китая или нет?

― Именно это сейчас и происходит. В довольно спокойной манере. Без провокаций, без ловушек… Просто когда китайцы угрожают нашему союзнику, мы союзника поддерживаем, даем ему гарантии безопасности. Заметьте, не мы это начали!

― А как Вы можете охарактеризовать действия Китая?

― Они давят каждый день ― словами, действиями, декларациями. Причем они изображают давление, которое намного превосходит их силы.

Если сравнивать со Второй Мировой, то они ведут себя не как Гитлер, а как Муссолини. Например, КНР объявила о создании ADIZ в Восточно-Китайском море. Китайцы сказали, что ни один самолет не может входить в нее без их разрешения. Американцы сразу же послали пару самых больших самолетов, которые у них есть ― 8-двигательные бомбардировщики В-52. Прямо в эту самую зону, не спрашивая никаких разрешений китайцев. И ничего они не сделали. Утерлись. Типичный случай бравады а-ля Муссолини!

― Если говорить о внутренней политике, то есть ли в США серьезная альтернатива тихоокеанскому повороту?

― Единственная альтернатива такому повороту ― изоляционизм. Сегодня в Штатах уже никто не говорит, что Ближний Восток важнее, никто. Нет никакой американской ближневосточной стратегии за исключением ухода из региона. Есть только АТР. И больше ничего.

Беседовала Наталья Быкадорова

[1] Edward N. Luttwak/The Rise of China vs. the Logic of Strategy/Harvard University Press, 2012

Автор: Эдвард Люттвак

http://www.terra-america.ru/

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.