Обама меняет Ближний Восток на Дальний

  Дата публикации: 3 Декабрь 2013 l автор:

Американо-иранская разрядка стала свершившимся фактом. Соединенные Штаты готовятся к тому, чтобы сосредоточить свое военно-политическое присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе. И вот, не прошло и недели, как в АТР начались осложнения, вылившиеся в обмен угрозами и полеты военных самолетов над спорной территорией.



* * *

В последние годы Китай, занимающий сейчас второе место в мире по объему ВВП и первое место по объему экспорта, пытается трансформировать свою экономическую мощь в политическое влияние, от чего он воздерживался в первые десятилетия своего «экономического чуда».

Подобная перемена в поведении Пекина вызвана двумя обстоятельствами. Во-первых, экономический рост Китая существенно замедлился после мирового финансового кризиса, и многие эксперты даже стали поговаривать о том, что китайское «экономическое чудо» подходит к концу. Во-вторых, руководство Поднебесной не может не знать о главной внешнеполитической теме второго срока Барака Обамы ― сдерживание Китая на Тихом Океане.

Так или иначе, китайское руководство торопится побыстрее получить политические дивиденды от своей экономической мощи. Это проявляется и в наращивании военного потенциала, и в выдвижении территориальных претензий, прежде всего к своему наследственному врагу ― Японии. И Обама вынужден все больше оглядываться на Азиатско-Тихоокеанский регион, тем более, что США и Япония связаны Договором о безопасности[1].

Ускоренное военное строительство в Китае вызывает у США беспокойство еще и потому, что КНР не участвует ни в каких механизмах контроля за стратегическими вооружениями, и динамику роста его ракетно-ядерного потенциала оценить достаточно сложно. Поэтому стремление нынешней американской администрации поскорее замириться с Ираном и добиться палестино-израильского урегулирования, среди прочего, вызвано также необходимостью в большей степени сосредоточить свое внимание на дальневосточных проблемах.

И недавний пролет двух бомбардировщиков Б-52, пусть и без бомб, над объявленной Пекином зоной воздушного контроля, проходящей в том числе и над спорными островами Сенкаку (китайское название Дяоюйдао) без оповещения об этом Китая, доказывает, что США серьезно относятся к своим обязательствам по договору о безопасности с Японией и будут игнорировать китайские претензии на суверенитет над этим районом.

Американские бомбардировщики появились в районе Сенкаку менее чем через 48 часов после объявления Китая о введении зоны морской обороны (maritime defense zone). Источник в Пентагоне заявил, что «полеты были совершены с тем, чтобы послать Пекину сигнал о том, что Вашингтон не позволит Китаю ограничивать свободу передвижения в международном воздушном пространстве или на морских путях».

Мнения экспертов о китайском демарше разошлись. Так, Мэтью Дюшатель из Стокгольмского международного института мира в Пекине считает, что китайцы явно просчитались, а Патрик Кронин, аналитик из близкого к Обаме Центра новой американской безопасности, считает, что ни Пекин, ни Вашингтон отступать не собираются, так что в ближайшие пару лет напряженность будет сохраняться.

Весь вопрос в том, у кого останется больше сил в этой войне нервов по прошествии времени. Но все же Кронин чрезмерно сгущает краски. Возможно, для того, чтобы в случае необходимости легче было бы выбить у Конгресса дополнительные ассигнования на увеличение американского военного присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе. На самом деле Пекин фактически пошел на попятную, заявив устами представителя министерства обороны, что «мы только хотели подчеркнуть тот факт, что Китай будет отслеживать все действия всех самолетов в зоне идентификации ПВО над Восточно-Китайским морем. У Китая есть эффективная возможность контролировать это воздушное пространство».

Эти слова только выглядят воинственно. В действительности Китай и так следит за всем воздушным пространством над Восточно-Китайским морем, включая острова Сенкаку, с помощью радаров ПВО. Китайцы, несомненно, хотели проверить реакцию американской стороны: последует ли она, и, если последует, то как скоро. Если бы американцы промолчали, Китай мог бы явочным порядком установить свое военно-морское и военно-воздушное присутствие в районе спорных островов[2].

Вероятно, столь быстрой и жесткой реакции Вашингтона в Пекине не ожидали. Выяснилось, что реально установить свой контроль над Сенкаку Пекин еще не готов и долго еще не будет готов. Возможно, Китай вдохновила на столь агрессивные действия относительно слабая американская реакция на появление атомной бомбы у КНДР. Обама, вероятно, решил не повторять ошибки и сразу ответить жестко, чтобы в Пекине не осталось опасных иллюзий по поводу американской слабости.

Вот что пишет по данному поводу обозреватель The New York Times Джейн Перец:

«Каждый шаг Пекина выглядит тщательно просчитанной эскалацией в длительном территориальном споре, призванной вынудить Японию начать переговоры о юрисдикции над островами Сенкаку. Но эти шаги также казались тщательно выверенными, чтобы избежать слишком острой международной реакции и не посеять завышенные ожидания в собственной стране. Однако введя новую идентификационную зону ПВО над спорными островами Пекин, возможно, просчитался. Это спровоцировало быстрый и направленный ответ со стороны Соединенных Штатов, посеяло тревогу среди азиатских соседей и породило бешенный национализм в самом Китае, связанный с надеждами, что новое руководство в Пекине добьется наконец решения давнего спора».

Отметим различия между американской и китайской версиями маршрута, по которому летели Б-52. Согласно китайской версии, они лишь слегка вошли в объявленную идентификационную зону и пролетели преимущественно вдоль границы зоны на расстоянии примерно в 200 км от островов Сенкаку. Согласно американской версии, бомбардировщики специально облетели вокруг островов, значительно углубившись в идентификационную зону, и им даже потребовалась дозаправка в воздухе для возвращения на базу Андерсен на Гуаме.

В данном случае больше доверия вызывает американская версия, поскольку для демонстрации требовалось длительное пребывание самолетов именно в спорной зоне, а атаки со стороны китайских средств ПВО американцы вряд ли опасались, поскольку такие действия наверняка спровоцировали бы серьезный кризис, который сейчас ни одной из сторон не нужен. И если бы демонстрация не была достаточно убедительной, вряд ли сразу после нее Япония и Южная Корея рискнули бы направлять в спорный район гражданские самолеты. Зато китайская версия вполне позволяет Пекину сохранить лицо.

Министр обороны США Чак Хейгел в ходе телефонного разговора со своим японским коллегой Ицунори Онодера осудил введение Китаем 23 ноября идентификационной зоны ПВО над Восточно-Китайским морем. Кстати сказать, такую же зону вокруг японских островов, частично пересекающуюся с новой китайской, Япония ввела еще в 1969 году. Но куда важнее то, что здесь же, в районе Сенкаку, частично перекрываются экономические зоны Китая и Японии, причем обе страны претендуют на газовое месторождение Чунксиао. По словам заместителя пресс-секретаря Пентагона, Хейгел заверил японского министра, что «китайское заявление ни в коей мере не повлияет на военные операции США и ничего не произошло, кроме обычных и давно запланированных полетов». В то же время, американский министр обороны подтвердил, что «статья 5 договора о безопасности[3] распространяется на острова Сенкаку», и пообещал «тесно консультироваться с Японией с тем, чтобы избежать непредвиденных инцидентов». Здесь одновременно и явная ложь о «плановых» полетах, призванная помочь Пекину сохранить лицо, и скрытая угроза-предупреждение в адрес Китая, чтобы у китайского руководства не осталось и тени сомнения, что действие японо-американского договора безопасности безусловно распространяется на острова Сенкаку.

В ответ на полеты американских, японских и южнокорейских самолетов Пекин заявил, что вводит патрулирование идентификационной зоны в Восточно-Китайском море и что появление там любого иностранного самолета вызовет принятие «чрезвычайных оборонительных мер», хотя сбивать самолеты и не будут, поскольку идентификационная зона не является ни бесполетной зоной, ни воздушным пространством над территориальными водами Китая.

Китай выдвинул непосредственно к границе зоны один из своих новейших авианосцев и объявил о полетах китайских военных самолетов внутрь спорной территории, не уточняя, правда, что это были за самолеты и когда они осуществляли свой полет.

Власти Соединенных Штатов, как и руководство КНР, не стали «перегибать палку» и отдали распоряжение всем своим судам и самолетам выполнять до особого распоряжения китайские требования и сообщать на заявленной Пекином частоте о своем маршруте, пролегающим через идентификационную зону.

Сегодня США имеют подавляющее преимущество над Китаем как в ракетно-ядерных, так и в обычных вооружениях, и китайские военные провокации по периметру своих границ для Вашингтона не опасны. Но ситуация может измениться. Если Пекин будет наращивать военную мощь нынешними темпами, то лет через 15 он сможет приблизиться к паритету с США. Вот тогда угроза обострения пограничных конфликтов станет вполне реальной. Неслучайно за последние два года в Китае побывали начальники штабов всех видов американских вооруженных сил с миссиями, которые в самом широком смысле слова можно назвать разведывательными. Американские генералы пытаются оценить нынешний китайский военный потенциал и перспективы его развития.

* * *

И все же ситуация в регионе с каждым годом все обостряется.

Да, давно прошли те времена, когда советские истребители в период «холодной войны» сбивали американские самолеты-разведчики над нейтральными водами Черного, Балтийского и Баренцева моря. Но, как верно подмечает американский эксперт Бонни Глейзер, «остается вопрос, как часто Китай будет поднимать в воздух свои самолеты и против кого». Действительно, никто не может запретить китайским самолетам летать в международном воздушном пространстве. Но весь вопрос в том, будут ли они летать над островами Сенкаку и территориальными водами Японии, а также рискнет ли китайское командование посылать свои самолеты на перехват вошедших в объявленную идентификационную зону американских, японских, южнокорейских или тайваньских самолетов. И то, и другое в настоящий момент представляется крайне маловероятным, но Китай явно вознамерился прощупать границы дозволенного.

Бывший высокопоставленный американский дипломат, специалист по Дальнему Востоку Эванс Ревере, считает, что «регион становится все более проблемным из-за территориальных споров, исторических проблем, и давнего соперничества, а также из-за нежелания государств оставить историю позади и двигаться вперед по пути улучшения отношений». Здесь имеются в виду не только японо-китайские, но и японо-южнокорейские противоречия, связанные с корейским колониальным прошлым и требованием Сеула извинений от Японии. Беспокойства добавляет и непредсказуемый режим Северной Кореи, обладающий теперь ядерным оружием.

В то же время, остроту японо-южнокорейских противоречий не стоит преувеличивать. Эти страны все-таки в большей мере объединяет общая угроза со стороны Китая и Северной Кореи, чем разъединяет колониальное прошлое. Хотя Южную Корею может беспокоить провозглашенное нынешним премьер-министром Японии намерение внести изменение в конституцию и увеличить японские вооруженные силы, вряд ли это вызовет какое-либо противодействие со стороны Сеула, так как вооружаться Токио собирается прежде всего против Пхеньяна. В этом смысле опасения Виктора Ча, бывшего директора Белого дома по азиатским делам при Джордже Буше-младшем, относительно того, что Сеул может блокироваться с Пекином в случае наращивания вооружений Японией, представляются преувеличенными, ведь вооружаться Япония будет прежде всего против Северной, а не Южной Кореи. Да и противоречия между Японией и Южной Кореей, включающие споры по поводу ряда островов и границ экономических зон, куда менее острые, чем, например, между Турцией и Грецией, что не мешает обеим странам оставаться в составе НАТО.

Да и Китай с США настолько тесно связаны экономически, что просто не могут позволить себе серьезную размолвку. Поэтому американцы немедленно «включили» дипломатию самого высокого уровня. В вояж по региону отправляется Джо Байден.

Во время предстоящих переговоров в Пекине и Токио он постарается уменьшить напряженность между Китаем и Японией, в то время как госсекретарь Джон Керри будет решать проблемы ядерного разоружения Ирана, палестино-израильских переговоров и прекращения гражданской войны в Сирии. По заявлению высокопоставленного представителя Белого Дома, визит Байдена позволит «обсудить непосредственно с теми, кто делает политику в Пекине, проблему (спорных островов ― ТА) и донести непосредственно друг до друга свою озабоченность и постараться прояснить китайские намерения».

Из этих слов следует, что нынешний визит Байдена ― это всего лишь рутинный дипломатический зондаж, не направленный на достижение конкретных договоренностей. Максимум, на что может рассчитывать американский вице-президент, ― это вернуть японо-китайские отношение в то состояние (надо сказать, не самое лучшее), в каком они пребывали до объявления Пекином идентификационной зоны.

В заключение скажем, что не стоит пока что преувеличивать остроту американо-китайских противоречий. Нынешнее обострение ситуации вокруг островов Сенкаку до сих пор не привело к передислокации каких-либо дополнительных американских вооруженных сил в Азиатско-Тихоокеанский регион с других театров. Переориентация американской внешней политики с Ближнего на Дальний Восток находится пока в зачаточном состоянии. Обама сможет всерьез нарастить силы и средства в АТР не ранее, чем процесс иранской разрядки станет необратимым, и мир получит гарантии того, что у Ирана не будет ядерного оружия.

В АТР пока что главную угрозу Вашингтон скорее видит в Северной Корее, а не в Китае. Для проведения же военных операций с целью ликвидации ядерной программы Пхеньяна или, возможно, с целью свержения северокорейского режима желательно согласие Китая, а оно пока маловероятно. Китаю пока не предложено ничего существенного, чтобы он отказался от своего многолетнего союзника.

До реальной военной конфронтации США с Китаем пока еще очень далеко. Поэтому скорее стоит ждать усиления не военной, а дипломатической активности США на Дальнем Востоке с целью улучшения отношений между Японией и Южной Кореей, дальнейшей изоляции Северной Кореи и сдерживания Китая.

[1] Полностью этот документ называется Договором о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией.

[2] В сентябре прошлого года спор обострился, когда японское правительство объявило о покупке Сенкаку у частных владельцев. Тогда же Япония выразила желание пересмотреть некоторые положения договора о безопасности с США с учетом китайских территориальных претензий.

[3] Эта статья предусматривает набор действий в случае агрессии третьей стороны.

Автор: Борис Соколов

http://www.terra-america.ru/

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.