Пленка Рэя Сантилли – подлинный документ!

  Дата публикации: 30 Июнь 2012 l автор:

С самого начала

Сантилли – не уфолог, а просто деловой человек, умеющий делать деньги в кинобизнесе. Он покупает раритетные кинопленки, например оставшиеся в свое время «за кадром» рабочие съемки кинозвезд, и с выгодой их продает. Маленький нюанс: чтобы в этом бизнесе быть успешным, категорически нельзя торговать фальшивками, иначе мгновенно нарвешься на очень большие неприятности – как по деньгам, так и хуже, вплоть до тюремного заключения.

Предлагая на продажу пленки с записью инопланетных чудес, Сантилли был абсолютно уверен в подлинности ленты. Учтем: для покупки ленты он одолжил 150 тысяч долларов у немецкого предпринимателя Фолькера Шпильберга и был обязан эти деньги отбить и, естественно, сам планировал на этой сделке заработать. При малейшем риске быть уличенным в фальсификации Сантилли просто утонул бы в море неприятностей. Но он и бровью не повел, когда свора скептиков кинулась критиковать его фильм.

Критики начинают – и проигрывают

«Разумеется, фальшивка! Сделано на коленке в подпольной студии!» – завопили бесчисленные критики. Однако, чтобы оспорить подлинность кинодокумента, начинать нужно с кинопленки, на которой он снят. Пленка – «Кодак Супер ХХ», кодировка на перфорации – квадрат и треугольник.

Специалист из «Кодака» даже не задумывался с ответом: «квадрат и треугольник» – кодировка пленки, выпускавшейся в 1927, 1947 и 1967 годах. Затем система маркировки сменилась. Но как локализовать момент выпуска пленки? Какой именно год?

Оказывается, легко. Прогресс на месте не стоял. В 1920-х годах «Кодак» гнал пленку на целлулоидной основе, в 1940-х – на основе ацетопропионата, в 1960-х его сменил триацетат. Фирма стремилась максимально понизить
пожароопасность пленки. Целлулоид горит, как порох, ацетопропионат – хуже, триацетат практически не горит. Так вот, пленка Сантилли выполнена из ацетопропионата. Получается 1947 год, как ни крути…

Но, может быть, жадный до денег Сантилли нашел где-то на складе неликвидов старую пленку 1947 года и снял на нее искусную фальшивку? Опять не срастается. «Кодак Супер ХХ» – пленка особо высокой светочувствительности, предназначенная для съемок при слабом освещении. Платой за светочувствительность служит краткое время «жизни», всего за два года фотослой пленки разлагается напрочь даже в герметичной коробке. Не использовал пленку за два года? Выбрось в мусорное ведро. Вывод: фильм Сантилли мог быть снят только и исключительно в интервале с 1947 по 1949 год.

А разве можно утащить сверхсекретное кино у дяди Сэма?

Как ни странно, да. Этому способствует суперсверхсекретность съемки.
Автор данной статьи работал на режимных объектах и с порядком проведения различных инструментальных, в том числе кино-, фото-, видеоизмерений и записей знаком не понаслышке. Пленка, фотопластинки, аудио- и видеокассеты всегда выдаются исполнителю кладовщиком строго под запись, и так же принимаются, и все это остается в конторских книгах, и «заныкать» хотя бы кадр очень сложно! А нарушителя серьезно накажут. Нет, не расстреляют и даже не посадят, просто выгонят из проекта на рядовую должность, не связанную с серьезной работой. А это такая горькая и обидная пощечина, что уважающий себя сотрудник никогда не пойдет на нарушение режима секретности.

А вот «суперсверхсекретность»… В таком режиме количество участников, даже не посвященных в тайну, а побывавших «рядом с тайной», сокращается до минимума. Как шутили у нас в морском спецназе, «даже трое могут сохранить тайну, если двое из них – мертвы». Шутки шутками, но если о существовании документа (той же кинопленки) знает только один человек, ничто не мешает ему прибрать этот документ к рукам.
Когда включен режим «суперсверхсекретности», в разведке поступают так: оператор надевает гражданскую одежду и покупает кинопленку в обычном магазине за наличные. После покупки остается всего лишь оттиск на кассовой ленте, который после ежемесячной проверки налоговиков окажется в мусорной корзине. Все, концы в воду, нигде, ни в каких реестрах не осталось ни следа денег, потраченных на кинопленку (бумагу, кассеты и т.п.). Ни имен, ни банковских реквизитов.

Далее. Оператор работает, проявляет киноленты и отправляет их в Вашингтон. Однако некоторые пленки из-за плохих условий съемки нуждаются в особых условиях проявки, на что времени у оператора нет – он в глубоком и непрерывном цейтноте. Коробки с такими пленками он помечает и оставляет «на потом». Сколько пленки было куплено, сколько подлежит сдаче – не знает никто, кроме оператора. В итоге у него осталось 5, или 15, или 25 коробок пленки. Он их проявляет и спокойно оставляет себе. И спустя много лет оператор находит покупателя для неплохого товара.

Битье лбом о железную стену

А критики не унимались. И каждый раз с разбегу бились головой о стену неопровержимых фактов. Так, например, в кадре присутствует телефон со спиральным шнуром типа «поросячий хвостик». Скептики радостно заявили, что в 1947 году таких аппаратов еще не было.

– Да мы уже с 1946 года выпускаем такие аппараты, – флегматично заявили инженеры компании «АТТ». – И первыми у нас купили эти игрушки именно вояки!

Так же закончилась попытка оспорить аутентичность набора хирургических инструментов, которым пользовался врач, выполнявший вскрытие инопланетянина.

– Стандартный набор инструментов армейского хирурга 1940-х годов, – прокомментировали опытные военные врачи армии США. – Кстати, и комбинезон химзащиты тоже самый обычный для 1940-х. (В кадре в этой одежде – врач.)

– Съемка неправильная! – нашлись скептики. – Короткие огрызки ленты, тут расфокусировка, тут выдержка хромает! Явная фальшивка!

– Это же «Белл-Хауэлл», стандартная армейская ручная кинокамера 1940-х, – пожали плечами старые военные кинооператоры. – Она заводится ключом, как будильник, и работает 30 секунд. Потом нужен перезавод. И автофокуса у нее нет, при смене плана нужно менять объектив, что на скорую руку не сделаешь. А если оператор в костюме химзащиты – скажите спасибо, что он вообще нащупал видоискатель и хоть что-то в кадр поймал!

Так обрушились претензии особо умных критиков к качеству съемки.

Что в сухом остатке?

А в сухом остатке имеем кинодокумент, подлинность которого не смогли оспорить сотни критиков – ни с точки зрения техники киносъемки, ни с точки зрения практики патологоанатомии, ни с точки зрения исторической достоверности.

Сегодня абсолютно безразлично, что говорит о фильме человек, запустивший его в научный оборот, Рэй Сантилли. Документ обрел собственную жизнь и в чьих-то свидетельствах своей подлинности уже не нуждается. И старина Рэй прекрасно об этом знает и потому с легким сердцем говорит, что фильм представляет собой фальшивку. Ему-то что? Взятые в долг у Шпильберга деньги он уже отбил, и сверх того заработал отлично, а проблемы уфологов его не волнуют.

Но все факты доказывают, что это фильм, снятый на пленке 1947 года камерой 1947 года в условиях, соответствующих только и исключительно 1947 году, на котором запечатлено вскрытие существа, не принадлежащего к животному миру планеты Земля.

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.