ПОЛУЧАТ ЛИ ШИМПАНЗЕ ПРАВО ГОЛОСА В СУДЕ?

  Дата публикации: 5 Декабрь 2013 l автор:

В планах активистов — многочисленные судебные иски о признании обезьян и других «умных» животных субъектами права.


Защитники прав животных из организации Nonhuman Rights Project (NhRP) обратились в Верховный суд штата Нью-Йорк с требованием признать шимпанзе субъектами права и освободить из заключения. Всего запланированы три таких иска в различных округах штата. Активисты хотят «спасти» двух обезьян, запертых в Университете штата Нью-Йорк в Стоуни-Брук, и ещё двух, находящихся в частном владении. Это первый этап наступления, которое будет развёрнуто по всей стране и коснётся самых разных животных.

Если NhRP добьётся успеха в Нью-Йорке, будут потрясены тысячелетние устои права, в котором животные определяются как имущество. В противном случае движению придётся уйти в глухую оборону. «Они играют с огнём», — подчёркивает Ричард Капп, профессор права Пеппердайнского университета.
Подготовка к тяжбе началась в 2007 году, когда защитник прав животных Стивен Уайз основал NhRP, которая представляет собой объединение примерно 60 юристов, учёных и политологов. Кредо организации в том, что когнитивно развитые животные обладают самосознанием, поэтому держать их в неволе, будь то зоопарк или научно-исследовательская лаборатория, равносильно рабству. «Для них это страшная пытка, и она должна прекратиться, — считает г-н Уайз. — Это произойдёт, когда суды и законодательные органы признают их субъектами права».

NhRP пять лет провела в поисках наиболее подходящей правовой стратегии и лучшей юрисдикции, прежде чем подать первые иски. Отсюда и столь массированная атака. Кстати, в суд подают от имени самих шимпанзе. Один из них — Томми — живёт в Гловерсвилле «в клетке в тёмном сарае на бывшей стоянке для грузовиков», если верить пресс-релизу организации. Кико держат в клетке в городе Ниагара-Фоллс. Геркулес и Лео общаются с учёными, и 11 из них, в том числе прославленная Джейн Гудолл, поддержали требования NhRP, сообщает г-н Уайз.

Во всех случаях организация апеллирует к хабеас корпус — древнему принципу англосаксонского права, который гарантирует любому арестованному или задержанному право голоса в суде. Один из важнейших прецедентов был установлен в 1772 году, когда английский судья признал это право за чёрным рабом Джеймсом Сомерсетом, подразумевая тем самым, что это человек, а не объект собственности, и впоследствии освободил его. Так был создан правовой механизм для отмены рабства в Англии и Соединённых Штатах. Г-н Уайз питает надежду на то, что нечто подобное случится и с шимпанзе. Освобождённых обезьян отправят в заповедник во Флориде. Проигрыш будет немедленно обжалован.

Независимо от возможного исхода разбирательств NhRP уже готовится к аналогичным процессам в других штатах. «Гориллы, орангутанги, слоны, киты, дельфины — мы предъявим иски от имени каждого животного, обладающего когнитивными способностями такого рода», — предупреждает г-н Уайз. Среди них и лабораторные животные, и звери, живущие в замкнутом пространстве — зоопарках и аквариумах. «Как бы ни сложились первые тяжбы, мы не откажемся от других дел в других штатах, — рассказывает г-н Уайз. — В течение десяти или двадцати лет мы подадим столько исков, сколько сможем».

Фрэнки Тралл, президент Национальной ассоциации биомедицинских исследований, поспешила заявить, что её организация постарается пресечь любую попытку уравнять животное с человеком. Шимпанзе, замечает она, — важные модели для поведенческих исследований, а также для разработки вакцин против вирусов, в том числе от гепатита С. Если объявить их субъектом права, наука погрузится в хаос.

Анатом Сьюзан Ларсон «потрясена и расстроена». Она изучает шимпанзе в Стоуни-Брук, дабы пролить свет на истоки прямохождения у человека. По её словам, шимпанзе живут в помещении, состоящем из трёх комнат (каждая — размером со среднюю спальню). Плюс к этому в их распоряжении ещё одна комната, в которой они могут лазать по лестницам и стволам деревьев, висеть и прыгать. «Всё, что я делаю с ними, сначала испытываю на себе, — объясняет специалист. — Я понимаю, что борцы за права животных не хотят, чтобы с ними плохо обращались, но они не дают нам возможность изучить их до того, как они вымрут».

Однако главный враг таких, как г-жа Ларсон, не NhRP, а Национальные институты здоровья (НИЗ). В июне они объявили о планах по освобождению всех своих 360 шимпанзе, кроме 50, и поэтапному отказу от поддержки большинства исследований шимпанзе, которые они финансируют (а вообще — история долгая). Тем временем Управление охоты и рыболовства США рекомендует занести шимпанзе, содержащихся в неволе, в Красную книгу, что ограничит любое исследование, которое будет проводиться «не в интересах животных». «Ещё немного, и моя работа станет невозможной, — жалуется г-жа Ларсон. — Они положат конец моей исследовательской программе».

Стивен Росс, директор Центра по изучению и сохранению обезьян зоопарка Чикаго, считает, что компромисс возможен. Г-н Росс изучал шимпанзе больше двадцати лет и принял участие в подготовке новой стратегии НИЗ. Он выступает за отмену частной собственности на шимпанзе и инвазивных исследований. Все остальные шимпанзе, по его словам, содержатся ли они в зоопарках или университетах, должны жить в больших помещениях с выходом на открытый воздух, причём в группах, насчитывающих не менее семи особей. «Чтобы ввести такое правило, не нужно признавать шимпанзе личностью, — говорит он. — Мы с активистами преследуем одинаковые цели, но не согласны с их методами».

compulenta.computerra.ru

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.