СЛУЧАЙНОЕ СОЗДАНИЕ ОБОРОТНЯ И СПОСОБ ЕГО УНИЧТОЖЕНИЯ

  Дата публикации: 16 Июнь 2013 l автор:

Прежде чем закончить рассмотрение нападений развоплощенных существ, мы должны рассмотреть эфирную проекцию. В этом случае действует не только ум, но также и нечто почти физическое — достаточно физическое для того, чтобы оставить синяки на теле жертвы, опрокинуть окружающую мебель или по меньшей мере произвести заметный шум.

В случае таких проявлений очевидно, что мы имеем дело с чем-то более вещественным, чем ум, так как хотя ум может воздействовать на другой ум и через него на тело в такой степени, пределы которой трудно установить при нынешнем состоянии наших знаний,— он все же не может манипулировать материей непосредственно. Иначе говоря, нельзя разбить окно одним лишь усилием мысли. Если необходимо произвести действия на физическим плане, то должен быть какой-то физический носитель (проводник), управляемый умом. Таким инструментом является живое тело. Ум манипулирует им всякий раз, когда происходит произвольное движение, а операции духовного исцеления являются лишь распространением этого принципа на мышцы и непроизвольные физиологические процессы, которые обычно не контролируются сознательным умом.

Оккультисты считают, что ум воздействует на тело посредством так называемого «эфирного дубля (двойника)», называемого в Христианской Науке «промежуточным умом». Мы можем не без основания сделать вывод, что когда на расстоянии оккультным способом производится физическое действие, оно совершается благодаря использованию этого эфирного дубля.
Эфирное тело — это, главным образом, тело магнетических напряжений, в контуре которого размещаются все клетки и волокна тела физического. Однако между этим телом и известным нам плотным физическим телом находится промежуточное звено — то, что можно назвать сырым материалом, из которого сконденсирована плотная материя. Древние называли его «Хиле», или Первоматерией, а сейчас его называют эктоплазмой. Именно проецирование (выброс-посылка) этой эктоплазмы производит феномены физических проявлений. Ее можно спроецировать в виде длинных стержней, которые способны действовать на расстоянии до двенадцати футов (3,6 м), или в виде туманного облака, связанного с медиумом (посредником) очень тонкой нитью. Это облако можно организовать в определенные формы, проявляющие признаки жизни и действующие как носители сознательных желаний. В литературе по спиритизму есть много сведений по этому предмету.

Адепт, который был руководителем оккультного колледжа, уже упомянутого мною, и который дал мне мою первую оккультную тренировку, был способен выполнять эту операцию, и я много раз видела, как он делает это. Обычно он после не¬скольких конвульсивных движений, напоминающих медленный танец, входил в глубокий транс и затем терял около 2/3 своего веса. Я часто помогала ему подниматься и даже могла поднять его сама одной рукой, когда он находился в таком состоянии, и он весил не больше ребенка. Человек может подделать многое, но не может подделать свой вес. Я поднимала его одной рукой с пола на диван. Безусловно, поскольку его тело было оцепеневшим, с ним было обращаться намного легче, чем с вялым телом человека, находящегося в обычном бессознательном состоянии; однако есть определенное соотношение между весом взрослого мужчины и силой женщины среднего телосложения.

Что происходит в таких случаях с недостающим весом, я узнала однажды ночью. Он заболел, слегка бредил, и мне выпала нелегкая обязанность присматривать за ним, особенно ночью. Однако наступило время, когда мы решили, что он настолько оправился, что не нуждается в надзоре, и все мы отправились спать, впервые за несколько дней. Я делила комнату с еще одной девушкой из нашей общины. Это был сравнительно маленький коттедж, и наши кровати стояли рядом прямо у незавешенного открытого окна. Было полнолуние, и я помню, что разделась, не нуждаясь в свече.

Я сразу же уснула, так как очень устала. Однако вскоре проснулась от того, что на мои ноги давила какая-то тяжесть. Было такое ощущение, словно на постель вскочила и легла какая-то большая собака, вроде колли. В комнате, залитой лунным светом, было светло как днем, и я отчетливо увидела адепта, которого мы оставили в нижней комнате; он, казалось, спал, лежа поперек в ногах моей постели. Я оказалась в затруднительной ситуации, и, спокойно лежа в постели, стала собираться с мыслями, прежде чем что-то предпринимать. Легко сообразить, что к этому моменту у меня не было сна ни в одном глазу. Я решила, что 3. (так я буду называть его) или снова впал в горячку, или ходил во сне.

Во всяком случае, я была озабочена тем, как без шума и суеты уложить его обратно в постель. У моей компаньонки было слабое сердце, и мне не хотелось, чтобы она получила шок; я не хотела также, чтобы и он был ошеломлен, находясь в таком слабом состоянии. Я опасалась, что если я разбужу сначала свою соседку по комнате, она может вскрикнуть и внезапно разбудит 3., что может вызвать губительные последствия. Поэтому я решила осторожно разбудить его, считая это наилучшим выходом из положения. Обдумав этот вопрос, я наконец принялась за дело. Я села в постели и осторожно наклонилась вперед с намерением тронуть его за плечо и разбудить. Чтобы наклониться вперед, мне пришлось вытащить свои ноги из-под него, которые до сих пор были прижаты к постели его весом, так как я старалась не потревожить его, когда обдумывала свой план.

З. был отчетливо виден в лунном свете; мне показалось, что он одет в свой халат — так, во всяком случае, я воспринимала складки материала, в который он был облачен. Его лицо и одеяние казались в лунном свете серыми и бесцветными, но я нисколько не сомневалась в его материальности, так как могла не только видеть его, но и ощущать тяжесть его тела, давившего мне на ноги. Однако как только я пошевелилась, он исчез, а я осталась в изумлении, глядя на одеяло, которым была покрыта моя раскладная кровать. Только тут я осознала, что он весь был серым и бесцветным, и скорее смахивал на эскиз, выполненный серых тонах, чем на человека из плоти и крови.

Утром я спросила его об этом инциденте, но он сказал, что ничего не помнит о нем. Ему снились тяжелые бессвязные сны, обычные для больного человека, но он не запомнил их. Это, конечно, ни в коем случае не было оккультным нападением но, скорее, визитом друга, который пришел получить опору меня во время своей болезни. Он инстинктивно искал у меня утешения, когда вышел из своего тела в трансе в то время, когда его слабое состояние помешало ему сохранить нормальный контроль над физической деятельностью. Однако это служит иллюстрацией того, что могло бы произойти, если Он — посетившая меня эфирная форма была энергетизирована злой волей. Это может объяснить природу ощущения тяжести, которая оказывает давление на жертвы некоторых ночных кошмаров.

Я слышала о нескольких случаях, когда на горле людей, явившихся жертвами астрального нападения, появлялись синяки, похожие на следы пальцев. Сама я ни разу не видела таких синяков, однако слышала о них от людей, которые сами имели или видели их. Хорошо известно, что если оккультист, функционирующий вне тела, встречается с какой-нибудь неприятностью на астральном плане, или если его тонкое тело увидят и ударят или ранят, то на физическом теле появляются соответствующие следы. Я сама много раз находила любопытные синяки на своем теле после астральной потасовки. Я считаю, что механизм появления таких синяков имеет ту же природу, что и в случае появление стигматов у святых и любопытных физических следов и опухолей, иногда наблюдаемых у истериков. Это происходит потому, что сильно возбужденный ум влияет на эфирный дубль, и тот воздействует на физические молекулы, находящиеся в его контуре. Я позволю себе предсказать, что очередные успехи медицины будут связаны с познанием природы и функционирования эфирного дубля.

Следующий тип психического нападения, который мы должны рассмотреть, проводится посредством искусственных элементалей. Они отличаются от мыслеформ тем, что, будучи сформированы творящим умом мага, получают отдельное и независимое существование, хотя но своему характеру они существенно обусловлены замыслом их творца. Жизнь этих созданий сродни заряду электрической батареи — она (жизнь) медленно истекает наружу посредством излучения, и если их периодически не подзаряжать, они в конце концов слабеют и умирают. Связанные с этим проблемы — создание, зарядка, подзарядка или разрушения этих искусственных элементалей, являются важной частью практического оккультизма.
Искусственный элементаль создается так: формируют в воображении четкий образ требуемого творения, одушевляют (оживляют) его соответствующим аспектом своего существа, а затем призывают в него подходящую естественную (природную) силу. Этот метод можно использовать как для добрых, так и для дурных целей; именно таким путем формируются «ангелы-хранители». Говорят, что умирающие женщины, тревожась о благополучии своих детей, часто бессознательно формируют их.
Я сама пережила однажды исключительно мерзкий опыт, в котором случайно сформировала оборотня. Хотя он и был очень неприятным, я считаю своим долгом предать его гласности, так как он показывает, что может случиться, когда недостаточно дисциплинированная и очищенная натура начинает орудовать оккультными силами.

Один человек, которому я бескорыстно оказала значительную помощь, причинил мне серьезный вред, и я воспылала сильной жаждой мести. Отдыхая однажды вечером и лежа в постели, я размышляла о своей обиде и во время этих размышлений погрузилась в дрему. Мне пришла в голову мысль отбросить все ограничения и дать волю своему неистовству, подобно древнескандинавскому воину. Передо мною встали древние нордические мифы и мне вспомнился Фенрис-Волк, Ужас севера. Я немедленно ощутила, будто из моего солнечного сплетения что-то вытягивается, и рядом со мной на постели материализовался большой волк. Это была хорошо материализованная форма из эктоплазмы. Подобно 3., она была серой, бес¬цветной и обладала весом. Я отчетливо ощущала, как его спина давит на меня, так как он лежал на постели рядом со мной, как могла бы лежать большая собака.

В то время я ничего не знала об искусстве создания элементалей, но случайно натолкнулась на правильный метод — размышление, напитанное сильной эмоцией, призыв подходящей естественной силы, использование состояния между сном и бодрствованием, в котором легко извлечь эфирный дубль.
Я ужаснулась тому, что наделала, и понимала, что оказалась в критическом положении и что все зависит от моего самообладания. Я уже была достаточно опытна в практическом оккультизме и знала, что сущность, которую я вызвала в видимое проявление, могла быть подчинена контролю моей воли, если я не впаду в панику; но если я потеряю голову и она возьмет верх — мне придется иметь дело с чудовищем Франкенштейна.

Я чуть-чуть пошевелилась; очевидно, твари это не понравилось, так как она повернула через плечо свою морду и зарычала, обнажив зубы. Тут я по-настоящему испугалась; но я знала, что все зависит от того, смогу ли я взять и удержать верх, и что лучше всего было одолеть его теперь же, так как чем дольше эта тварь будет существовать, тем сильнее она будет становиться и тем труднее будет уничтожить ее. Поэтому я двинула ее локтем в волосатые эктоплазменные ребра и заявила ей вслух:
«Если ты не умеешь вести себя как следует, отправляйся на пол»,— и спихнула ее с постели.

Оно соскочило с постели, покорное, как ягненок, и к моему большому облегчению, обратилось из волка в собаку. Затем се¬верный угол комнаты постепенно расплылся, и тварь выскользнула через дыру.
Однако я не спешила праздновать победу, так как чувствовала, что этим дело не ограничится. Мое ощущение подтвердилось на следующее утро, когда еще одна обитательница дома сообщила мне, что ночью ее донимали сны о волках, и когда она проснулась среди ночи, то увидела в углу комнаты сияющие во тьме глаза какого-то зверя.

Теперь я была уже всерьез встревожена и пошла за советом к человеку, которого считала своим наставником. Он сказал мне, что я сотворила это создание из своей субстанции с помощью мстительных мыслей, что в действительности оно является выделившейся частичкой меня и что я должна во что бы то ни стало призвать его обратно в себя и немедленно оставить свое желание «свести счеты» с человеком, причинившим мне вред. Довольно любопытно, что как раз в то же время появилась благоприятная возможность самым эффективным и не вызывающим подозрений способом отплатить моему обидчику.

К счастью, у меня хватило ума увидеть, что я нахожусь на распутье, и если не буду осторожной, то сделаю свой первый шаг по Левому Пути. Если бы я воспользовалась представившейся возможностью и дала волю своей злопамятности, то родилась бы форма волка и получила бы независимое существование, в результате чего появился бы дьявол, требующий расплаты, — как метаморфически, так и буквально. Я получила отчетливое впечатление,— а впечатления играют важную роль в сфере психизма, — что если бы импульс волка нашел выражение в действии, то форма волка обрезала бы психическую пуповину, связывающую ее с моим солнечным сплетением, и у меня не было бы возможности втянуть ее обратно.

Перспектива была не из приятных. Мне нужно было отказаться от лелеемой мести и смириться с причиненным злом, не противясь ему; кроме того, мне было необходимо призвать и поглотить форму волка, которая — по крайней мере моему психическому сознанию — казалась до неприятного осязаемой. Кроме того, это была не та ситуация, где я могла просить помощи или рассчитывать на сочувствие. Однако этой ситуации было не избежать, и я знала, что с каждым часом существования этой твари с ней будет все труднее справиться. Поэтому я приняла решение отказаться от благоприятной возможности для отмщения и с наступлением сумерек призвала тварь обратно.

Она снова пришла через северный угол комнаты (впоследствии я узнала, что древние считали север дурной стороной света) и предстала передо мной на каминном коврике в кротком и мирном настроении. При слабом свете моя материализация вы¬глядела великолепно, и я могла бы поклясться, что передо мной стоит большая эльзасская овчарка. Она была вполне материальной, вплоть до собачьего запаха.

От нее ко мне тянулась нить из эктоплазмы, один конец которой соединялся с моим солнечным сплетением, а другой терялся в ее волосатой шкуре, вблизи пупка, — я не смогла точно увидеть, где именно. Я стала усилием воли и воображения вытягивать из нее жизнь по этому серебристому шнуру — так как сосут лимонад через соломинку. Форма волка стала таять а шнур делаться толще и более зримым. Во мне происходил бурный эмоциональный переворот: я ощутила яростное желание стать древнескандинавским воином и крушить и рвать в клочья все, что попадет под руку, подобно малайцу, одержимому амоком. Я с усилием преодолела этот импульс, и взрыв утих. К тому времени форма волка растаяла в бесформенный серый туман. Он тоже был поглощен по серебристому шнуру. Напряжение спало, и я обнаружила, что обливаюсь потом. На этом. насколько мне известно, инцидент закончился.

Я получила серьезный и очень поучительный урок. Он может показаться неубедительным для других людей ввиду отсутствия, подтверждающих доказательств, однако он был исключительно доказательным для меня, и я привела его, в основном рассчитывая на тех, кто знаком с такими вещами по личному опыту и может оценить его значение.
Отмечу один любопытный момент: в течение короткого двадцатичетырехчасового существования твари у меня все время имелась благоприятная возможность для эффективной мести.

Дион Форчун, «Современная психическая самозащита»  

Источник: www.e-puzzle.ru

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.