«СТАЛИН — ЭТО ЛИШЬ НАЧАЛО». Россия в ХХ веке шла от победы к победе

  Дата публикации: 31 Октябрь 2012 l автор:

«ЗАВТРА». Алексей Александрович, в своих книгах вы разрабатываете оригинальную концепцию отечественной и мировой истории, согласно которой разные цивилизации изначально создаются людьми с разным психотипом, с разной генетической памятью, в которой откладываются и подвиги, и преступления их общих предков. 

Россия в ХХ веке пережила несколько величайших катастроф: Первая мировая война, революция и Гражданская война, коллективизация и индустриализация 30-х годов, Великая Отечественная война, наконец, нынешние «демократические рыночные реформы». Подвигов и преступлений, совершенных в эти годы, хватит, наверное, на несколько новых цивилизаций… 

Алексей МЕНЯЙЛОВ. Для меня центральной фигурой ХХ века, несомненно, является Сталин. Я только что вернулся из Сольвычегодска, это город на Северном Урале, одно из тех мест, где в свое время он отбывал ссылку. Попал я туда, уже зная, что это — место инициации Сталина. Чтобы не повторяться, скажем так: инициация — скачкообразное изменение объёма знаний и предпочтений. Поскольку все мы являемся носителями родовой памяти, и в каждом из нас живёт множество наших предков, то память в определённых ситуациях как бы раскрывается на одном из них, подключается к его психотипу. 

«ЗАВТРА». Что же вам удалось с помощью этого подключения выяснить о Сталине? 

А.М. Смею утверждать, что одной из нескольких наук, освоенных Сталиным, была астрономия. Хотя непосредственно он проработал астрономом не больше года, но первая рабочая специальность оказывает влияние на всю последующую жизнь. Сейчас наши телевизионные «вещатели» об этом молчат, но можно открыть любое присталинское издание и в этом удостовериться. 
Вернёмся к Сольвычегодску, где со Сталиным и произошла инициация. 

«ЗАВТРА». Сколько ему тогда лет было? 

А.М. Сколько лет? Ну, это 31-32 года. И после этого, накануне 33-летия Сталин поменял свой псевдоним с Кобы на Сталина. И это связано с «горящей и пылающей» темой — самопосвящением Сталина. Не таким, как у нас всякие «учителя» практикуют, вводя несчастных клиентов в некий транс, сквозь который потом отпечатывается такая неприличная матрица самого «мастера», что диву даёшься. Нет, это не тёмная инициация. А самоинициация — это когда попадаешь в кризисную, стрессовую ситуацию, и в этой стрессовой ситуации твоя родовая память находит ту единственную страницу, которая способна помочь при решении задачи, на которую ты нацелился. Так вот, первое, что я узнал о Сталине, — это то, что в Сольвычегодске с ним произошла высшая инициация. Он приехал туда весёлым парнем Кобой, а уехал — великим русским правителем Сталиным. И это изменение было настолько сильным, настолько заметным, что всякие разные концепции есть, вплоть до глупейших: например, кто-то писал, что Сталина подменили. 

Обстоятельства, при которых произошла инициация, восстановить, если не будет обнаружено каких-то новых источников, практически невозможно. Например, там был фактор активизации, связанный с прикосновением к древней вере поклонения Деве. Это старая русская вера, и вот наконец-то я нашёл на Урале её следы. До сих пор я искал их в европейской части, но ничего так и не обнаружил. 

В принципе это, может быть, даже и неважно, что рядом с Сольвычегодском была активизация этого самого древнерусского культа. Ведь проблема не в том, чтобы попасть в стрессовую ситуацию, а в том, чтобы всё-таки вспомнить… Ну, вот Сталин и вспомнил, а судя по его аскетизму, у него действительно цели были великие, потому что только с великой целью можно жить аскетично и совершенно не интересоваться всем внешним благополучием. И стрессовая ситуация эта, видимо, была такая, что Сталин смог прочесть о себе пророчества, которым, по меньшей мере, две с половиной тысячи лет. Это нигде как бы не присутствует, потому что для того, чтобы это пророчество прочесть, надо приехать в Сольвычегодск и знать не только собственную биографию и биографию Сталина, но для этого надо владеть двумя гигантскими, так скажем, знаниями: христианским богословием и алхимией. То, что Сталин знал христианское богословие, — ясно. Четыре года семинарии всем известны. Но когда пишут в официальных биографиях, что он в семинарии занимался одним марксизмом — это просто прямая ложь. Сталин был увлекающейся натурой, но не раздваивающейся личностью. Так что богословие в семинарские годы было ему ближе, чем марксизм. 

А то, что Сталин знал алхимию, видно из его стихов. Стихи — единственный источник, по которому можно определить, что же думал Сталин на самом деле. Ведь из слов политика узнать, что он на самом деле думает, практически нельзя. И получается, что единственный источник — это стихи Сталина. Из них видно, что он владел алхимической терминологией, а ею невозможно овладеть, не постигнув, хотя бы отчасти, практику и не познакомившись с основной формулой алхимии — формулой так называемой «изумрудной скрижали». Мне повезло в том смысле, что я более трёх лет занимался переводом богословских трактатов, а это как бы подготовка гораздо «круче», чем просто обучение. Да к тому же я не просто занимался переводом богословских трактатов, но соответственно и постигал их. В скобках, так сказать, могу сообщить только, что академия была протестантская… 

«ЗАВТРА». Даже так?! 

А.М. А почему и нет? Сталин переболел марксизмом, а я переболел вот этим… Так вот, чтобы Сталин смог в Сольвычегодске прочесть пророчество о себе, нужна была комбинация из трёх знаний. Первое — самопознание. Второе — христианское богословие, которое он изучал. А третье — алхимия. Повторю, я не знаю, где Сталин изучал алхимию и каким образом это делал, потому что вообще там многое непонятно. Вот, например, случай, когда он ребёнка спас в Курейке. Без знаний медицинских это вряд ли возможно. А где он их получил — никто не знает. Где он изучал алхимию, тоже непонятно, но, судя по терминологии, которая использовалась в стихах, он прекрасно владел и этим. 

Если взять любой алхимический трактат, то в нём сказано, что для того, чтобы постигнуть алхимию глубоко, просто читать её недостаточно. Надо работать хотя бы по одной из трёх специальностей: быть химиком, ювелиром либо кузнецом. Я не знаю, где ковал железо Сталин и ковал ли он его вообще, но я сам два с лишним года был подпольным ювелиром, пять лет работал в Академии Наук химфизиком, а кузнечным делом занимался на Украине. Правда, всего четыре дня, но молотом всё же немножко помахал. Так вот, когда человек с такими знаниями приезжает в Сольвычегодск, то он сталкивается с тем, что основная формула алхимии является пророчеством о Сталине. 

В сущности, я был готов к тому, что возможны ещё какие-то иные формы передачи знаний, которые на самом деле являются пророчествами. Через организацию церквей, например,— очень разумно, потому что всё в мире подвергается разрушению. Из скалы вырубил кто-то гигантское изображение головы Сталина — Хрущёв взорвал. Даже такая глобальная вещь — не то что надписи на скале, которые срубить нет проблем, — и та уничтожима. 

«ЗАВТРА». А были ещё гигантские памятники в Закавказье (и не только там, безусловно), которые вот так же смели с лица земли. В Ереване стоит мощнейший пьедестал — несколько метров высоты, — на котором когда-то возвышалась гранитная фигура Сталина. Можно представить, какой высоты была сама фигура, под которую и возводился этот пьедестал. 

А.М. Ну что ж, я думаю, это всё восстановят со временем. Даже не думаю, а практически уже знаю, поскольку немножко знаком с пророчествами,— всё будет восстановлено. 

Итак, основная формула алхимии — девятичленная. Я её полностью расшифровываю в своей книге «Сталин. Прозрение волхва». Эту версию обсуждал и с алхимиками Москвы, так их назовём, — они полностью согласны. Итак, все материалы, из которых делаются памятники, в конце концов разваливаются. Не разваливается только человеческая гордость, гордыня и человеческий порок. Это как бы постоянно действующие компоненты нашей жизни. И для того, чтобы передать через тысячи лет какое-то знание, достаточно организовать некую религию, в которой отцу-основателю сказать, что он через возложение рук, к примеру, или наложение там чего-либо ещё, породит богоизбранных последователей. Представляете, какое количество учеников может расплодиться вокруг него?! А теперь давайте представим, как начинает себя чувствовать человек, который вдруг узнаёт, что он предсказан, по меньшей мере, за две с половиной тысячи лет до своего рождения? 

Наверное, для него это была ещё и гарантия того, что все великие цели его, поставленные и вполне сформулированные к 1911 году, исполнятся. Ну что тогда предсказывать? Зачем? Что значат эти две с лишним тысячи лет? Вот за это время успели побывать и Александр Македонский, и Наполеон, и Чингисхан, и даже основатель такой мировой религии, как Магомет… 

Думаю, что отчасти знакомством Сталина с этим пророчеством и объясняется его странное поведение в некоторых ситуациях. Вот например, июль 41-го года. Самые страшные месяцы… Сталин выезжает на один из первых пусков «Катюш». Ситуация очень острая — понятно, пуск «Катюш». Там вся авиация немецкая и артиллерия и всё прочее в полном наборе… Так вот, приехал Сталин… Дождик… Всё уже закончилось. Соответственно, «Катюши» развернулись и ушли. А сталинская машина застряла — это воспоминания его охранника. И пока бегали за танком, чтобы вытащить её из грязи, налетела авиация. Бомбёжка — все по кюветам валяются, земля горячая от осколков, а Сталин — стоит. Ему: ложись, ложись, а он даже не присел. Вытащили машину из грязи — Сталин сел и уехал. Так может вести себя либо самоубийца, либо человек, который знает, что пока он не выполнит Нечто, ему предназначенное, ничего с ним не случится. Он может хоть в расплавленный металл кидаться. 

Сталин начал себя так вести не знаю точно когда, но в 1916 году он аналогичную вещь сделал, спасая ребёнка, умирающего от дифтерита. Доктора Дымова все, естественно, помнят из чеховской «Попрыгуньи»? Он умирает, спасая ребёнка, но заразившись сам. Такая же ситуация была и у Михаила Булгакова. Но он это проделал в условиях клиники: была сыворотка, которую он тут же ввёл себе. Несмотря на это, долго болел. В тогдашней медицине нормальная ситуация после отсасывания дифтеритной палочки без сыворотки — это смерть, как бы осторожно вся процедура ни была проделана. Так вот, у Сталина была такая же ситуация в 1916 году. Никакого врача рядом с больным ребёнком не было и быть не могло, и Сталин, прекрасно зная о последствиях, тем не менее, спасает ребёнка именно этим единственно доступным ему способом. Нормальному человеку понятно, что он должен умереть, однако Сталин не умер… 

Знаете, всё, что я буду говорить о себе теперешнем, всё равно каким-то образом связано со Сталиным. Как Булгаков к 1936-му году «заболел» Сталиным, так и я сейчас «болен» им. У Булгакова есть два великих произведения: одно «Мастер и Маргарита» — предсмертное, а другое — тоже предсмертное — пьеса о Сталине, которую всё наше литературоведение и все современные СМИ намертво замалчивают. Первое название этой пьесы «Мастер», второе — «Пастырь», третье, самое скромное, — «Батум». Если вы возьмёте всю совокупность художественных произведений о Сталине, то увидите, что были и подхалимы — в несчётном количестве, а сейчас у нас и живые ещё, и в бозе почившие, все эти Волкогоновы, Радзинские кривляющиеся — антисталинисты. Все они, при всей кажущейся разнице подходов, составляют как бы единый непрерывный континиум, а взгляд Булгакова на Сталина был принципиально иным. Когда читаешь пьесу «Батум», поражает, что Булгаков рисует такую картину, что чуть ли не каждый шаг Сталина предречён и предсказан. Лично меня это потрясло: булгаковское знание того, что Сталин — предречён. 

«ЗАВТРА». Как долго вы сами носили в себе сталинскую тему, прежде чем она вылилась в этот роман? 

А.М. Четыре года с «Понтием Пилатом» шла работа, и после него два года — итого шесть лет уже вплотную. Дело в том, что пока не разберёшься с темой Понтия Пилата, непонятны корни глубокого родства Булгакова и Сталина. Непонятно, почему у них были именно такие взаимоотношения удивительные. 

Вообще, глубина преодоления напластований предков и тот предок, который оказался востребован, определяются по увлечениям человека. Сталин, например, из Заполярья привёз лисью доху. Она была настолько страшна, что даже охранники стыдились, и фотографы не хотели его снимать в этом одеянии. Ясно, что эта лисья доха — знак, характеризующий прежде всего предков человека. Но это ещё не всё. Самое интересное вот что: по Москве в то время ходил еще один человек в такой же лисьей дохе — Михаил Булгаков. Ясно, что это тотемный знак, жреческий знак. У нас на рукавах спецслужбистов, ОМОН и прочих, до сих пор нарисованы волки, медведи и всякие иные звери. Ясно, что это — мышцы, но за мышцами должен стоять какой-никакой интеллект, а какой зверь в русском фольклоре ассоциируется с интеллектом? 

«ЗАВТРА». Лиса — хитромудрая. 

А.М. Великие русские жрецы, можно предположить, носили лисьи одеяния, но у меня есть доказательства, что священные места древних русских организовывались там, где водилось много лис. 

Не буду более рассказывать о себе, и даже не вижу смысла рассказывать сейчас о Булгакове, хотя Булгаков тоже — на много лет обучения, так сказать. Но в конце концов остаётся одна-единственная, главная тема — Сталин. Не случайно он предречен. Пред-ре-чён… Постепенно я это и распутываю. На самом деле, всё довольно легко: чтобы понять устремления Сталина, достаточно изучить какие-то диспропорции в его поведении. А также три степени посвящения, которые произошли со Сталиным: первое — вхождение в Древо Мира, второе — Грудь Девы и третье — Сила, завещанная предками. 

Я их не придумал, эти степени. В сущности, все мои книги построены по этому принципу — я доказываю всё, у меня нигде ничего не подвешено. И проверяю, как сейчас, предположим, с этими тремя стадиями. Обратите внимание на название речек хотя бы. В них одно название солнца переходит в другое название солнца… И когда я прихожу на Немский волок — путь, которым тысячу лет пользовались древние люди: с Каспийского моря по Волге, по Каме, по Вишере, по Коле, Вишерке, Берёзовке — венок, солнечно-коронное название и наконец всё это опять переходит в Мологу, как ни странно. Вот на Мологе-то как раз и стоит обсерватория — древний дохристианский храмовый комплекс. Аналогичный храмовый комплекс есть в Причерноморье, и стоит он на реке Молочная. 

Древние обсерватории — это так называемые солярные символы. И там очень часто эти молочные реки попадаются, и не догадаться, что это так называемая Грудь Девы, невозможно. На Урале узнать о культе Девы несложно, потому что там до сих пор встречаются люди, которые видели статую, исчезнувшую в XVI веке — её спрятали от так называемых христиан, которые всё громили, рубили священные деревья. И, в частности, хотели уничтожить и эти изображения Златобабы. Златобаба — это очень грубое название. На самом деле путешественники, делавшие её зарисовки, утверждают, что это прекрасная античная статуя. Местные жители спрятали её от христиан-погромщиков и до сих пор все, видевшие её,— редчайшие избранные — насмерть молчат о её местонахождении. 

Итак, Сталин жил в совершенно ином мире, чем это можно сейчас представить. И я пытаюсь восстановить — хотя бы отчасти — его мироощущение, его инициацию. У нас как бы две системы существует: одна — духовность, другая — псевдодуховность. Псевдодуховность возвеличивает роль Учителя при любом жаждущем знания. Другая говорит, что слово изречённое есть ложь, и ты можешь при наличии устремлений пройти весь путь сам. Все мировые религии построены на принципе, который Христос, в сущности, отвергал (ученик не ниже своего учителя). Все эти вещи постигаются через инициацию. Я никогда не смогу написать о Сталине до конца, о том великом мире, в котором он жил, пока я сам не пройду все три степени инициации. Пройду я их или не пройду — большой вопрос. Но что такое Древо Миров, я как бы уже понял. И, судя по тому, что у меня самая мощная прослойка читателей — астрономы, есть надежда, что я каким-то образом соприкоснулся и с культом Девы. Обсерватория — это проявление культа Девы, а вовсе не обсерватория в общепринятом сегодня понимании. 

Яркий пример того, что Сталин жил в другом мире и по-другому мыслил — события 1946 года, годовщина победы над Германией. Сталин распорядился покрестить Советскую Армию. Происходило всё это на аэродроме, в Тверской области. Крестил сам Патриарх. Причём приказ был всех подряд крестить, коммунист ты или не коммунист. 

Но была придумана вот какая обходная формула: когда Патриарх окроплял солдат, все отвечали «Служу Советскому Союзу!». В связи с этим событием возникает ряд вопросов. Почему именно армию окрестил Сталин? Ведь с таким же примерно успехом можно было окрестить и всё население. И почему именно в 46-м году, а не в 45-м или в 43-м, положим, когда иконы стали вывозить на фронт, когда храмы стали открывать везде и всюду? Так почему же именно в этом году? Никто этого не может объяснить — не в состоянии. Из этого один-единственный вывод: Сталин жил в совершенно ином мире, ином измерении, чем все, окружавшие его тогда. И в отличие от наших демократов, которые что ни сделают, всё боком и всё для нас плохо, у Сталина получалось наоборот. Что бы он ни делал, везде ему сопутствовала удача. 

Смею предположить, что он пользовался более адекватной для действительности концепцией мира и благодаря этому, собственно, был столь успешным. А ведь у Сталина всё было сложнее и тяжелее в том смысле, что если, предположим, у Троцкого и Гитлера была своеобразная харизма, и народ входил в транс рядом с ними и начинал безумствовать, неистовствовать, бросаться в бой, не жалея жизни, то у Сталина, сколько ни разглядывай его, харизмы такой не было. У Сталина был только интеллект. А у нас таких правителей, которые лишь на одном интеллекте «ездили», в сущности, в истории-то и нет за две с половиной тысячи последних лет. 

Вот что может сделать человек, если он встанет у власти, приняв силу, завещанную предками. Вот это, пожалуй, первым в Сталине и угадал Булгаков в своей пьесе. Потому и запрещена она была тогда. Кстати, это единственное произведение Булгакова, запрещённое Сталиным. Сталин вынужден был вместо себя создавать некую видимость, фантом — слишком много врагов у него было: и внешних, и внутренних. «Сталина невозможно просчитать», — жаловались все западные правители. Булгаков же почти расшифровал его, оттого Сталин и пресёк пьесе дальнейший путь. Сталин прекрасно понимал, как умный человек, что он — вот парадокс — придёт в жизнь по-настоящему только по прошествии лет пятидесяти после своей смерти. 

Расшифровываю парадокс. Война 1812 года стала реально осмысленной только после того, как о ней написал Лев Толстой. Пока не явился такой человек, который соответствовал масштабу происшедших в 1812 году событий, война эта осмыслена не была. Астафьев, по-моему, перед смертью сказал, что настоящей книги о Великой Отечественной войне нет — не существует. Литературы о войне — вагон, а вот настоящей книги пока ещё нет. Сталин, понимая эти законы времени, оттого и запретил пьесу о себе, что это всё равно был бы обман современников, ничего бы в ней так и не понявших. 

Итак, три степени посвящения. Хотя я не знаю на самом деле, сколько этих степеней, но вижу пока три. Первое — вхождение в Древо Миров. То, что в христианском богословии называется покаянием, когда ты понимаешь на личном опыте, что у тебя была одна система мировоззрения, а вот, оказывается, возможна и другая. И как это ни смешно, но абсолютное большинство людей даже постичь этого не могут. А Древо Миров — оно же Древо Познания, синонимов там десятки, — говорит о том, что таких состояний у человека может быть очень много. Почему Дева — центр поклонения? Высшее проявление мужского начала с точки зрения познания истины — Дед Всевед, Дивный Старец. Дивный Старец, кстати, это Девий Старец. У женщин же высшее проявление, как ни странно, Дева. Так вот, Древо Миров — то же самое покаяние, но намного глубже. Не случайно во всех храмах всех религий Древо миров как-то обозначено, прорисовано. 

Это первая, низшая, ступень развития человеческого, и Сталин в дальнейшем, пройдя её сам, пытался и многим другим жаждущим облегчить вхождение в это познание. Вспомните диспропорцию между количеством учёных и простых смертных в пользу учёных в сталинские времена. Нигде в других странах такой «вилки» не было. А взять те гигантские средства, которые Сталин вкладывал в развитие русского Севера (культ полярных лётчиков, например). Я не знаю досконально, для чего вторая стадия посвящения подключает культ Девы. Глубинная связь с ним обсерваторий мною ещё не проявлена полностью. Но знаю, что Сталин породил этих обсерваторий множество, даже в детских кружках астрономией занимались. Зачем, скажите на милость, так много всего этого? Кому это нужно? 

Оказывается, России это нужно, прорусскому правителю её. Это мы сейчас все на своей шкуре почувствовали, при наших демократах проамериканских, которые всё накопленное и наработанное Сталиным для истинной России пустили под нож. Это печальное явление, и мы видим разницу между русским правительством Сталина и Святослава (тоже прошедшего через Север, но это отдельный разговор) и теперешними правителями-губителями всего национального. Пытаться воспроизвести следующего прорусского правителя — вот важнейшая задача государственной машины. Ради этого, ради одного этого человека, и нужно организовывать сеть библиотек, сеть обсерваторий, никому не нужных… 

А оказывается, это и есть самая главная точка приложения сил, с которой и надо начинать нормальному народному правителю. Я вот только что вернулся с Урала. И вот что меня потрясло. Потрясло неадекватное уничтожение русского Севера. Весь Север либо замаривается голодом, либо переводится на юг. Даже зоны — и те переводятся. А с чего, собственно? Три тысячи человек, если они где-то, предположим, на юге отсиживают, то, как тысяча кретинов, грубо говоря, пришла, так тысяча кретинов и выйдет. А если они прошли через северный лагерь, то есть надежда хоть на малый процент ступивших после этого на путь истинный. Пример тому, пожалуй, и сам Сталин с его именно на Севере происшедшей инициацией — крутой переменой. 
Но что же такое Грудь Девы, и что такое сама Дева как особая ипостась Истины? Женщина правды не терпит, а кто её терпит, так вот эти пока подросткового возраста девочки — девы. Получается, что высшие проявления интеллектуальных познаний истины у мужчин — это Дед Всевед, а у женщин — это как раз Дева. 

Моментальное какое-то развитие космическое идёт у них, хотя потом, в лучшем случае, падение ритма, в худшем — просто деградация. Так вот, я не знаю всех тонкостей — всё очень старательно уничтожалось, начиная с XVI века, и все следы культа Девы практически утеряны. Но всё не могут уничтожить. Для того чтобы уничтожить всё, надо просто всех перебить, а сам русский Север просто взорвать. Хотя то место, где, судя по системе речной, должна быть обсерватория, как раз и пытались уничтожить — там и произвели атомный взрыв, который должен был всё сравнять с землёй. Но после взрыва остался как раз тот самый важнейший для всей обсерватории солярный знак — внешнее обвалование, а посередине солнечный островок. Земля нападала, окружив его своеобразной короной. Получается, что несмотря на все эти гигантские потуги, с русским Севером ничего поделать не смогли. И символично название рек у этих обсерваторий — Молога — от слова «молоко». «Чистое молоко истины» — так в одном из посланий Павла сказано. 

Если верить нашему телевидению, то вообще никаких надежд для России нет. Всё глухо, запредельно. А всё как раз наоборот. Эти пророчества, которым тысячи лет, о том, что именно в наше время произойдёт резкое изменение статуса России, — верны. Более того, виден механизм, как это произойдёт. Нужен всего лишь человек с великими устремлениями. Если я ему своими книгами помогаю, то и слава Богу. Единственно, чего я боюсь, это навредить чем-то лишним, что я могу сказать по незнанию или по недопониманию какому. 

Но вождь — это ещё не всё. Есть две категории, достаточно многолюдные, которые знанием о русской вере исконной и о том, что она всё ещё жива до сих пор, работают на Время. Они делятся на знающих и героев. На самом деле, герой — это человек из древности. А чем, собственно, герой отличается от других людей? Чем особенным интересен его внутренний мир ещё до того, как он совершает героический поступок? Самое главное его отличие в том, что он воспринимает свой народ как единое целое, как сверхсущество, несводимое к арифметической сумме людей. 

«ЗАВТРА». Тогда ему есть кого защищать, для кого рисковать жизнью… 

А.М. Совершенно верно. Теория стаи — одна из небольших аспектов истины, зная которую, можно не только управлять каким-то народом порабощённым, но, лучше понимая действительность, жить в ней не как марионетка — а ведь это и есть уже своеобразный героизм. Но это один из признаков. На самом деле тема героизма очень сложная. Не всякий народ надо воспринимать как целое. Мир поляризован: есть добро и есть зло как вечные категории. Так вот герой обязан в этом разбираться и стоять, естественно, на стороне добра, иначе какой же он герой… Вопрос вот еще как стоит. Что Сталин сделал не так? Что не вписывается во внешнюю логику его поступков? Как только в истории вы найдёте такую позицию, поразмышляйте над ней. Уверен, грандиозный слой познания откроется перед вами. Сталин, как я полагаю, был первым элементом русской инициатической династии. Кто за ним?.. 

Источник: http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/03/516/41.html

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.