Стихи с того Света Владимир Высоцкий.

  Дата публикации: 26 Ноябрь 2012 l автор:

«Наконец-то я тебя нашел!» …Пальцы коснулись струн, зазвучал знакомый голос. Высоцкий спел две песни, которые, как выяснилось позже, никто не слышал, после чего исчез так же внезапно, как и появился. Ни в какие разговоры, по словам женщины, ночной посетитель не вступал. Списать видение на сон также не получилось, более того, при всем желании она не могла заснуть, а под утро в ее мозгу зазвучал голос Высоцкого, который продиктовал ей первое стихотворение с того света. 

С этого момента началась серия контактов, в которых поэт начитывал свои посмертные сочинения. Зражевской удалось записать 323 стихотворения, не отличимые от прижизненных произведений автора по стилю, манере письма и внутренней энергетике… 

*** 
Я выбирал друзей не тех, не тех, не тех. 
Искал любви большой не там, не там, не там. 
Как горек был всегда мой смех, мой смех, 
как светлый помысел летел к чертям, к чертям, к чертям…. 
и т.д. 

24 ноября 1982 года 
*** 
Говорят, ты сейчас на планете Троя? 

Планеты Трои не существует. 
Есть нечто в пересеченье сфер — 
сосредоточенье надежд и вер. 
О чем же говорите всуе? 

Где, как и что? — для вас неважно, 
не стройте домыслов и схем. 
Тот Центр повелевает всем 
и группирует нас отважных. 

В последней битве за землян 
нас здесь (от этих дней до оных) 
собрали в целях оборонных 
и для принятия всех ран. 

Земли надежна оборона, 
а для землян — пока вопрос. 
Но круг спасительный понес 
им флот с созвездья Ориона. 

10 марта 1990 
*** 
Я напугал тебя? Не так уж это страшно. 
Пока кометы нет и нет Потопа. 
Как уберется зло, уже не важно, 
но красный конь по небесам протопал. 

Русь будет жить! Всю пену волны смоют… 

…грядущее для вас окажется хорошим. 

16 ноября 1990 
*** 
Трудно идти? 

Нет сегодня легко. В эти Светлые дни 
все дороги очищены пламенем душ. 
И молитв и крещений большие огни, 
как оркестры играют нам встречный туш. 

В Сферах лег относительный, но покой. 
Прорываться не надо с боями сквозь тьму. 
Я шагнул и вот – «Здравствуй» — уже с тобой 
и дышу здесь легко и тебя обниму. 

Мы не будем сегодня спешить на Бал, 
танцевать среди роз, появившись на свет. 
Подниму я, как прежде, вина бокал. 
И раскрою тебе небольшой секрет. 

Завтра День мой. Поздравь меня ты с ним, 
а пока посидим, помолчим, поглядим… 

14 января 1994 
*** 
Бушуют волны, бушует море 
Бушуют страсти, бушует горе… 
Я не бушую больше. 

Горит снегами Земля родная, 
Поют там птицы, плачут земляне… 
Грущу порою, жизнь вспоминая. 
Хочу вернуться, тяну к вам длани, 
Но – не бушую больше! 

15 января 1994 
*** 
Я уже голубой, я почти что Огненный. 
В яви приходить нельзя – опалить боюсь. 
Рядом я, но отгорожен гор больших отрогами. 
И, доканчивая путь, всё еще учусь. 

Не сердись, улыбнись. 
Верь в меня и спать ложись! 

15 января 1994 

***************** 
Я в ашраме дальнем-дальнем. 
Связан словом. Не своим. 
Ну, не будь такой печальной – 
всё же в снах поговорим. 

Я придти уже не смею, 
только мысль пошлю свою. 
Мой Восход уже алеет, 
я закон не преступлю. 

Помнить можно. Мысль – тоже. 
Мысли обреки в слова, 
И поймешь, на что похожа 
к дальним подступам тропа. 

Легче мне придти негласно – 
Звук земной отбросим прочь. 
Если бы ты была согласна 
провести со мною ночь! 

Встретиться вдали, у Неба, 
где вибраций нет земных… 
Я давным-давно уж не был 
в чувствах и словах иных. 

Кроме мысли, кроме света, 
кроме дела и борьбы 
ничего со мною нету, 
даже простенькой ходьбы. 

Что зовется человечным 
отодвинулось давно. 
Знай всё это — не навечно: 
будет, будет нам окно! 

14 января 1995 

***************** 
Спасибо, что дала через себя смотреть! 
Я принимал, как ты, и я с тобой согласен. 
Не мало пряников, хоть где-то есть и плеть. 
Так было, так должно. Им путь мой «ясен». 
Мы с Бродским вместе здесь. Я далее шагнул, 
теперь ему дорогу освещаю. 
Он во плоти поболее загнул. 
Я помогу ему, я обещаю! 

25 января 1998 года 

*** 
Мне от слова покой просто пахло покойником, 
Я понятье «покой» наотрез отрицал, 
Если день проходил равномерно, спокойненько, 
Значит, не было дня, я считал. 

Знать не знал, что такое покой, равновесие, 
И боялся узнать, видя в этом беду, 
Лишь теперь на своих на ладонях их взвесил я, 
Взяв свою высоту, горных пиков гряду. 

Я считал, жизнь прожить надо в бурном кипении, 
Разрывая сердца, убыстряя мотив, 
Пролетел сорок два я своих в нетерпении, 
До расплавленной стали себя раскалив. 

И теперь не терплю я сидения райского, 
Не по мне колыбель в тихом звоне ночей, 
Мне б броженья в крови, мне б метания майского, 
Мне б себя загрузить, чтоб не чуять плечей! 

И бушую я вновь, не прошу я, а требую, 
Не могу соловьев тут спокойно я ждать, 
И тяну свои руки к высокому небу я 
Не в молитве, а в крике: Дайте Жизни Опять! 

Не гожусь, не гожусь ни в монахи, ни в столпники, 
Должен я полыхать, опаляя сердца, 
Отпустите меня, пресвятые угодники, 
Мне не надо, как вам — тишины и венца 

http://planeta.moy.su/blog/stikhi_s_togo_sveta_vladimir_vysockij/2012-11-26-36203

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.