Тайна Божественной смерти

  Дата публикации: 23 Апрель 2013 l автор:

Главной стратегической задачей прославленных орденов тамплиеров, розенкрейцеров и многих других были отнюдь не крестовые походы, не богатства, не власть, а поиски путей достижения бессмертия.

Обычно говорят: «Смерть — это явление, находящееся вне воли человека, мы понимаем, что смерть стоит всегда рядом с нами, но мы не знаем часа и не можем предотвратить его». Обычно так говорят ученые и все непосвященные, кроме эзотериков. Всегда были, есть и будут люди, которые не прекратят попыток победить самое страшное проклятие, преследующее человечество, — проклятие смерти. Какова главная цель многочисленных тайных религиозных орденов, во множестве существовавших на протяжении тысячелетий человеческой истории? Их членам приписывали все человеческие пороки и божественное могущество, но разум простолюдина не мог понять, что заняты они не обретением земной власти, а решением главного вопроса — победы над смертью. И, кажется, они нашли его…

Тайна Божественной смерти

Этому вопросу посвятил много времени и сил московский эзотерик Олард Диксон: «Из всех загадок бытия, — считает он, — самой непостижимой является таинство философской или Божественной смерти, при которой физическое тело не подвергается разложению, а постепенно заменяется структурой высшего порядка (тонким телом). При этом новое тело воспринимается окружающими так же, как и материальное, а смерти при этом переходе не происходит вообще».

Иначе говоря, Божественная смерть — это последовательный ряд целенаправленных кардинальных изменений в человеческом организме, которые, в конце концов, приводят посвящаемого в это таинство к бессмертию. Под этим подразумевается не бессмертие тленной человеческой природы, но бессмертие духа, окруженного оболочкой, имитирующей человеческое тело. Можно привести всем известный пример из романа Толкина «Властелин колец»: кто читал его, прекрасно помнит, что такое развоплощение. Разница в том, что Божественная смерть — это шаг к свету, а развоплощение — шаг во Тьму.

Этот процесс преобразования физической материи в символической форме не один раз был описан античными и средневековыми мыслителями, сегодня мы почти ничего не знаем о нем.

«О философской смерти говорят книги Нового Завета, трактаты каббалистов, манифесты розенкрейцеров, тамплиеров, масонов и многие другие труды, посвященные связям человека, Бога и Вселенной. Так, в Евангелии от Матфея говорится: «И не бойтесь убивающих тело, душу же не могущих убить

К сожалению, эти откровения древних авторов почти никогда не рассматривались всерьез или, напротив, воспринимались буквально, вызывая отрицание этого явления у одних и суеверно-панический страх у других. Так появились сказания о живых мертвецах, вампирах и прочих «слугах Сатаны» с последующим низведением их в век технического прогресса до уровня досужих баек. А правда о таинстве второго рождения, происходящего в результате Божественной смерти, так и осталась непознанной, была отодвинута в сторону. Хотя правда эта настойчиво старалась попасться на глаза людей в виде историй о людях, живущих вечно. Это и рассказ об Агасфере (Вечном Жиде), который якобы за грех перед Иисусом обречен вечно скитаться по Земле. Это и история Аполлония Тианского, великого ученого, мага, целителя, жившего в I веке нашей эры, исчезнувшего то ли прямо с места своей казни, то ли из храма, и продолжающего жить, обновляясь, в загадочной Шамбале, где он побывал при жизни и прошел обряд Божественной смерти. Можно вспомнить и всем известного графа Сен-Жермена, который тоже, по данным мистических книг, продолжает и по сей день появляться на собраниях тайных орденов и масонских лож под разными именами, оставаясь внешне мужчиной в полном расцвете сил.

Ясно одно, истории эти «всплывают» не зря: кто-то, некие Великие посвященные или сам Господь Бог, упорно старается обратить наше внимание на главную проблему бытия.

Мистический мазохизм

Поиск путей к Богу или Дьяволу, как кому больше нравилось, и прохождение врат вечности приводили жаждущих познания к дверям храмов — в античные времена и в тайные ордена — в эпоху средневековья. Там кандидата долгое время подвергали всевозможным довольно жестоким проверкам, в результате которых часть «новобранцев», не справившись с опасностями и искушениями, погибали, так как все пути назад были умышленно отрезаны либо самими кандидатами, либо жрецами. Эта необходимая ступень посвящения или испытания была нужна для того, чтобы подчинить нежную человеческую плоть разуму, воле и духу и освободить ее от земного влияния.

«Тема мистического мазохизма достаточно широка: в христианской традиции это взошедший на крест Христос, власяница и самобичевание монахов

Через боль и страх проходил кандидат свое первое крещение и становился послушником. Во время послушничества он должен был полностью воздерживаться от употребления в пищу мяса, рыбы, алкоголя и других, вредных с оккультной точки зрения продуктов, чтобы очистить свою систему кровообращения от тлена.

«Итак, — говорил Христос своим послушникам в «Евангелии Мира от ессеев» (не признанном православной церковью), — всегда принимайте пищу со стола Бога: плоды деревьев, злаки и травы полей, молоко зверей и мед пчел. Ибо все, что сверх этого, — от Сатаны и ведет путем грехов и болезней к смерти… Довольствуйтесь двумя или тремя видами пищи, которые вы всегда найдете на столе нашей Матери Земли. И не желайте поглощения всего, что вы видите вокруг себя. Ибо истинно говорю вам, если вы будете смешивать в вашем теле все виды пищи, покой тела прекратится, и бесконечная война разразится в вашем теле. И оно будет уничтожено подобно тому, как дома и царства, разделенные друг против друга, творят свою собственную погибель».

Если послушник надлежащим образом проходил это испытание, он посвящался в ученики и продолжал начатую работу над собой вплоть до полной победы над выделениями тела, то есть поглощал ровно столько пищи, сколько мог переработать организм без образования «остатка»! Начиная с этого момента ученик становился адептом, выходил, выражаясь языком масонов, из внешних градусов и допускался к мистериям. Мистерии, предшествующие философской смерти, представляли собой своеобразный спектакль, во время которого над инициируемым совершался условный обряд погребения, замененный в средние века закапыванием гроба с камнями.

Вот как Эдуард Шюре в своей знаменитой книге «Великие Посвященные» описывает со свойственной ему поэтичностью это таинство: «Адепт ложится в открытый саркофаг, иерофант протягивает руку, чтобы благословить его, и толпа посвященных удаляется в молчании из склепа. Маленькая лампа, поставленная на пол, освещает колеблющимся светом четырех сфинксов, поддерживающих приземистые колонны склепа. Раздается тихий хор голосов, печальный и заглушенный. Откуда доносится он? То — погребальное пение! Оно затихает, лампа бросает последний отблеск света и погасает совсем. Адепт остается один во мраке, холод могилы проникает в него, леденит его члены. Он проходит постепенно через все страдания смерти и впадает в летаргию. Его жизнь разворачивается перед ним в последовательных картинах, а земное его сознание становится все более и более смутным. Но по мере того как тело цепенеет, эфирная его часть освобождается. Он впадает в экстаз».

Далее адепта преследуют видения. Он видит яркий свет, разговаривает с богами и познает совершенство и гармонию Вселенной. Когда видения меркнут, он пробуждается от летаргического сна, но не прежним соискателем, а посвященным. После этого он ставит надгробный камень на свою могилу и получает новое имя.

— Ты воскрес к новой жизни, — говорят ему учителя. — Идем вместе с нами на собрание, где ты поведаешь о своем странствии в светлом царствии Божьем.

Царство Вечного Света

Но все это, считает О. Диксон, — лишь прелюдия к последней ступени развития посвящаемого, имеющая цель «настроить» его духовную жизнь в унисон с жизнью высшего порядка. Потом следует долгая алхимическая стадия, описание которой столь туманно, что о ней практически нельзя сказать что-либо конкретное. Понятно лишь одно: с помощью созданных в древности препаратов растительного и минерального состава совершается работа по превращению бренного тела в тело тонкое.

После этого колесо рождения и смерти становится не властно над приобщившимся к Божественной истине, но он все еще не может войти в царство Вечного Света. Ему следует надеяться, что он сделал все правильно, и ждать, когда же совершится окончательное перевоплощение, соединение с Господом. Как свидетельствуют записи тайных орденов, торопить процесс нельзя, иначе посвященного ждет смерть более ужасная, чем смерть физическая. Это объясняется тем, что при ошибках в проведении долгого обряда посвящения в момент перевоплощения вибрации иерофанта могут не совпасть с вибрациями Всевышнего (говоря современным техническим языком, системы окажутся несовместимыми) и человек будет уничтожен. Если все проходит удачно, он обретает второе рождение.

«И тогда наступает славная, святая и божественная минута, — пишет основатель братства Золотого Розенкрейца Ян ван Райкенборг в книге «Универсальный Гнозис», — когда неописуемо великий человек поднимается над своим прежним обличьем, доказывая тем самым, что воскресение стало действительностью. Прежний образ исчезает или же получает определенное задание в посвящении других». Так происходит растворение человека земного и возрождение человека божественного.

В подобных несколько туманных выражениях описывается последняя стадия посвящения. Связано это с тем, что она является великой тайной, охраняемой знающими ее. Только по отрывочным замечаниям удалось описать ее, в малой мере приблизиться к ее разгадке.

Конечно, церкви вряд ли понравится это «обнаученное» превращение человека в святого. Ведь все это богохульство, попытка пройти путем Иисуса, не достигнув уровня великой святости, а использовав разные психические, химические и технические приемы. Выпил, скажем, эликсир бессмертия и обрел вечную жизнь. Но в тех же легендах о бессмертных, будь то эзотерические сказания, или книги и романы (например, «Средство Макропулоса» К. Чапека, киношный «Горец» и др. ), всегда указывается на одно «но»: все эти искусственные вечные умирают. Еще более отчетливо мысль о конечности бытия бессмертных прописана в историях о вампирах.

Думается, все это сказано не зря: очевидно, у так называемой Божественной смерти есть свои недостатки, точнее недоделки. Наверное, все же путь к вечной жизни лежит немного в стороне от этих экспериментов. Но это не умаляет их значения. Продление человеческой жизни дает время для ее глубокого понимания и постижения ее смысла. Это примерно то же, что христианское бессмертие (в раю или аду) и реинкарнация. Где уж нам за срок меньше 100 лет понять всю сложность жизни. Когда мы к старости только начинаем (если начинаем) нащупывать подходы к этой проблеме, уже пора собираться в мир иной. Пора расставаться со всеми любимыми и близкими, пора стирать свой след на этой земле. И это ужасно грустно, это разрывает сердце. Реинкарнация менее жестока к бренным существам, она дает нам еще много шансов попытаться стать совершеннее и понять, зачем мы живем. Она позволяет нам вновь встретиться с любимыми душами и ощутить эту любовь через века.

Трудно сказать, сколько человек удостоилось высшей участи пройти обряд Божественной смерти, потому что, выполнив свою миссию на земле, такой человек покидает ее, чтобы вновь воссоединиться с Создателем, причем от его пребывания на нашей планете не остается никаких следов, кроме дел его рук и человеческой памяти. Недаром сказано в Евангелии от Луки: «И вошедши (во гроб) не нашли Тела Господа Иисуса… сказали им: что вы ищете живого между мертвыми? Его нет здесь: Он воскрес…»

Виктор ПОТАПОВ

http://planeta.moy.su/blog/2013-04-23-49890

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.