ТРУД КАК СПАСЕНИЕ

  Дата публикации: 9 Февраль 2013 l автор:

14.844. Урусвати знает сущность труда. Мы утверждаем труд, как мировую ценность. Мы называем труд источником целебного ритма. Мы твердим, что труд дает истинную радость труженику. Мы полагали труд в основу семьи и государства, но теперь следует добавить еще самое значительное качество труда, – он дает радость не только самому труженику, но и кому-то уявленному. 

 

Каждый труд, несомненно, дает кому-то радость. Такая радость может быть не велика, но может быть огромная. Явление вселенской радости будет тоже следствием труда. 
Не забудем, что в Надземном Мире такая радость нетленна. Она создает признательность. Такое соединение вибраций поможет путнику в надземном странствовании. При этом особенно нужно обращать внимание, что такая признательность будет безличной, и самое чистое чувство сопровождает труженика как на Земле, так и в Надземном Мире. Он не будет знать тех, кто ему благодарен, тем ценнее будет безличное, явленное самоисцеленное представление на лестнице восхождения. 
Сотрудничество ценно, когда оно укрепляется утверждением преданности. Так поймем труд как явление соборной реальности. 
Мыслитель завещал труд как радость надземную. 

10.118. Труд может быть четырех родов – труд с отвращением, который ведет к разложению; труд несознательный, который не укрепляет дух; труд преданный и любовный, который дает жатву благую и, наконец, труд не только сознательный, но и священный под Светом Иерархии. Невежество может полагать, что непрерывное общение с Иерархией может отвлекать от устремления к самому труду, наоборот, постоянное общение с Иерархией дает высшее качество труду. Только Источник вечный углубляет значение совершенствования. Нужно установить эту пламенную меру труда. Само приближение к Миру Огненному требует познания труда земного как ступени ближайшей. Мало кто из трудящихся может распознать свойство своего труда, но если бы труженик устремился к Иерархии, он немедленно подвинулся бы к ступени высшей. Умение поселить в сердце своем священную Иерархию есть тоже умное делание, но такое делание приходит через труд. Не тратя времени лишь для себя, можно среди труда приобщиться к Иерархии. Пусть Владыка живет в сердце. Пусть он станет неотъемлемым, как само сердце. Пусть дыхание вдыхает и выдыхает Имя Владыки. Пусть каждый ритм работы звучит Именем Владыки. Так нужно уметь поступать каждому, кто мыслит о Мире Огненном. Разве Владыке солгу? Разве утаю от Владыки? Разве могу помыслить о предательстве в присутствии самого Владыки? Так пусть каждое помышление только укрепляет и воздержит от скверны малодушия и темнодушия. 

14.839. Урусвати знает дар труда. Человечество начинает понимать труд, как высшую ценность. Труд считается высшим мерилом, но все же многие полагают, что труд есть проклятие. Откуда же рождается такое несправедливое суждение? – От непонимания Надземного Мира. 
Не хотят люди знать основ надземной жизни. Они не понимают, что труд является освобождением от самости, иначе говоря, от самого вредного свойства, мешающего в достижении надземного творчества. Труд высокого качества позволяет человеку вознестись над низменной самостью. Творец в час истинного вдохновения не думает о себе. Труженик, стремящийся к лучшему качеству, не будет земным рабом самости. Поэтому дар труда есть освобождение от самости. 
Можно мысленно изгнать самость, но многие ли могут так возвышенно мыслить? Труд приходит им на помощь и оградит от несовершенного быта. Люди мало пользуются трудом, как предохранителем от ныряния в пучину пошлости. 
Искание лучшего качества уже есть устремление в лучшее будущее. Не без причин Йога Труда предлагается человечеству, как близкий путь к достижению. Не будем молчать о необходимости труда с малых лет. Пусть семья и школа творят будущих тружеников и творцов. 
Мыслитель говорил: «Молитвенно примем дар труда». 

14.363. Урусвати знает, что одна из самых светлых радостей рождается в труде. Казалось бы, эта истина должна быть известна всем, но труд снова оказывается ярмом, и люди мечтают о каких-то праздниках. Но Мы должны поделиться Нашими понятиями о труде. Мы трудимся все время, среди самых утомительных условий, но и Мы имеем праздники. Они заключаются в том, когда Мы можем устремляться к высшим мирам. 
Кто-то назовет и эти исследования трудом. Он будет прав, ибо изыскания сфер высших требуют много энергии. Нужно сосредоточиться всеми помыслами, кроме того, и аппараты не легко управляемы. Недавно Урусвати ощутила сильное потрясение, когда один рычаг сломался в руке. Такие неожиданные осложнения могут всегда происходить. Но различие велико между сломанным рычагом в рутинной работе и при касании к сложным аппаратам. Несмотря на могущие возникнуть осложнения, труд, устремленный к высшим сферам, есть праздник. Так и среди земных трудов можно находить труд праздничный. 
Пусть каждый отдаст себе отчет, какой труд для него будет праздником. Пусть каждый проверит себя, на каком труде умножаются его силы. Отдых – в смене труда. Да, да, да, люди еще долго не поймут, что отдых может быть в смене труда. Также будет не усвоено, что мышление есть труд. Никто не признает, что мыслитель творит нечто действительное среди мышления. 
Люди не примут, что рутинный труд может сменяться явлением мышления. Кто же представит себе все воздействие мысли, которая зажигает огни пространственные и слагает здания среди Тонкого Мира? Даже те, которые пишут о влиянии мысли, не желают понять все неизбежное и непоправимое воздействие их собственных мыслей. Человек имеет странную особенность: он согласен признать действия чужих мыслей, но совершенно забывает о судьбе своих, – так человек относится небрежнее всего к себе. Считаю, что пора вместо лекций применить к себе строгий режим. 
Почему существующие Общества Психических Исследований, по большей части, обращаются на одной плоскости? Сами участники препятствуют дальнейшим проявлениям. Не полезно, когда сами испытатели не могут, прежде всего, испытать чистоту своих намерений. 
Мыслитель очень заботился о чистоте намерений своих учеников. Он говорил: «Даже для обычных омовений употребляют драгоценные вещества, но чем же промыть намерения наши?» 

14.558. Урусвати знает, как многоцветна Агни-Йога. Внимательный глаз в пламени может различить многие оттенки. Условия окружающие влияют на цвет пламени. Также в различные времена является особая надобность Йоги. Можно увидеть и величие Радж-Йоги, можно заметить сияние Бхакти и узреть напряжение Джнана-Йоги, но можно найти и главную потребу светлой Карма-Йоги. Труд неотступен в дни смуты человечества. Так, среди различных цветов Агни-Йоги найдем стебель Карма-Йоги, на этом основании оправдается человечество. 
Не будем удивляться, что не всегда давалось предпочтение суровой Карма-Йоге. Иногда ее как бы забывали под впечатлением величия и улыбки других достижений. Мы знаем, что Карма-Йога не может дать таких стремительных достижений, как Бхакти, но труд будет спасительным якорем планеты. Пусть пурпур Радж-Йога величественен и голубое сияние Бхакти прекрасно, но не менее прекрасен синий и фиолетовый Цвет Карма-Йога. Он как бы получил нечто от пурпура и также уплотнил голубое сияние. Труд и величественен, и полон любви. Так в пламени Йоги, названной Агни-Йогой, усмотрим цвета труда. 
Нужно, чтобы человек глубоко постиг красоту процветания труда. Пусть он смотрит на труд не как на хлеб насущный, но как на спасение планеты. Именно труд сознательный создает целительную эманацию, которая может бороться с отравленными низшими слоями атмосферы. 
У Нас наблюдают тружеников. Среди них выявляются истинные Карма-Йоги, но часто они не могут себя так назвать, ибо и не слышали о таком слове. Наш друг Иван Стотысячный не ведает такого слова, но он знает труд. 
Мыслитель учил: «Никакая история не может перечесть истинных тружеников, их список ведется за облаками». 

14.758. Урусвати знает, почему Мы часто поминаем о ценности труда. Труд зарождает ритм; в труде приобщаются к надземным вибрациям, потому явление высокого качества труда так значительно. При этом каждый хороший труженик повышает свои вибрации и приближается к восхождению. 
Не следует выделять особые области труда, ибо в каждом труде можно достигнуть высоких напряжений. Труд должен быть ритмичен и потому каждодневен. Не следует для труда ждать каких-то особых вдохновений. Молитва труда может возникать каждый час, и в ней человек постигает новое совершенствование. 
Не будем отрицать машинный труд, ибо в руках напряженных скажется истинное мастерство. Кто возьмется провести границу между мастерством и творчеством? Поистине, сознательный труженик всегда творец в своей области. По счастью, каждая область может совершенствоваться; при этом человек невольно приобщается к высшим вибрациям и к Надземному Миру. Каждый миг такого приобщения может принести полезное открытие, и тому может способствовать доброжелательное сотрудничество. 
Явление усовершенствования труда есть задача ближайшая. Не удаленные века, но грядущие годы покажут победу труда, вместе с тем приблизится благодатная вибрация Новой Эпохи. Не забудем, что на границе Светлой Эпохи нужно уметь почитать труд. 
Мыслитель говорил: «Можно уважать труд, но нужно понять его высокое назначение». 

Из книг АГНИ ЙОГА (ЖИВАЯ ЭТИКА) 

planeta.moy.su

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.