Управляют ли нами числа?.

  Дата публикации: 2 Декабрь 2012 l автор:

Наш мир полон чисел так было, так есть и так будет. Ведь сейчас в мире электроники мы повсеместно вводим различные комбинации чисел: пароль доступа к компьютеру, пин-код кредитной карты, номера телефонов, нажимая пульт телевизора и выбирая телевизионный канал, вновь вводите номер. 

А с чего утро у многих начинается – правильно — со звонка будильника, который тоже на своем циферблате имеет числа, даже садясь в общественный транспорт или свой личный автомобиль, вы вновь встречаете числа. Практичность чисел неоспорима, но есть и другая сторона – некоторые люди верят в нумерологию, науку о влиянии чисел на нашу судьбу. Есть ли прямая взаимосвязь между нумерологией и наукой – это все продолжает оставаться загадкой, но ясно только одно что числа управляют нами или манипулируют. Почему я так говорю, причин для этого очень много. 

Одна из них, к примеру, суеверия связанные с числом тринадцать или как ещё называют «чертовой дюжиной» — уже само название вселяет страх. А помните культовый фильм ужасов, снятый как раз на тему числа тринадцать – «Пятница на тринадцатое». Заметьте само число в купе с днем недели, а именно с пятницей усиливает магнетизм этого числа. 

Почему же все-таки большинство людей боятся определенных комбинаций чисел и всячески стараются избегать этих чисел в своей жизни, чтоб не случилось с ними ни каких происшествий. Объяснений может быть очень много. Но вы наверняка согласитесь, с тем, что эти люди стали рабами чисел явно или на уровне подсознания. Такие люди ищут объяснения, происходящего с ними, при помощи чисел. 

Да, ни кто из нас не опровергает, что во Вселенной есть законы, которые как раз объяснимы математическими или физическими формулами, но другое дело утверждать, что наша жизнь и будущее также можно легко рассчитать при помощи определенных закономерностей и чисел. К примеру, одна из гипотез, почему у людей сложилось предвзятость к числу тринадцать повествует, что в дни жизни Иисуса Христа на кануне дня его распятия, Иисус собрал двенадцать своих апостолов на тайную вечерю, считаем Иисус плюс двенадцать его апостолов сколько – правильно тринадцать. 

Дальше события происходят трагически – Иисуса Христа распинают на столбе мучения, его предатель Иуда Искариот кончает жизнь самоубийством, но и это ещё не всё, оставшиеся одиннадцать апостолов умирают, конечно не сразу, а через какой-то период времени, но и здесь есть закономерность в том, что смерть у каждого из них была не естественная, а мученическая. 

Вот вам и число тринадцать. Было ли это стечением обстоятельств или закономерностью решать вам, также как принимать решения в вашей жизни, а числа это инструмент которым можно с легкостью манипулировать и трактовать их по-своему. 

Будущее все равно не подвластно точному ювелирному расчету…

«Почитай священными числа, вес и меру, яко чад изящного равенства. Числа суть боги на земле», — говорится в сборнике 18 века под названием «Пифагоровы законы и нравственные правила». 

Числа традиционно выступают в качестве образа мира; их миросозидающая и упорядочивающая функция проявляется в приписываемой им способности восстановления мира и преодоления хаоса. Основные параметры вселенной, в ряду прочих, включают и количественные числовые характеристики вселенной и ее отдельных частей: определение сакральных чисел, космологизирующих наиболее важные части вселенной и наиболее ответственные моменты жизни; определение неблагоприятных чисел, выступающих как образ неблагодатности, зла; выявление абстрактной схемы благоприятных и неблагоприятных чисел (нашедшей отражение в оппозиции чет — нечет). С числами тесно связана система иерархических отношений между объектами.

В целом числа стали священными средствами ориентации и упорядочивания универсума. С их помощью воспроизводилась структура космоса и осуществлялась ориентация с нем человека. Для мифопоэтического сознания числа не могут быть сведены к выражению количества, но всегда обнаруживают «качественный», вещественный характер. Число определяет качественные характеристики вещей в модели мира, оно определяет суть мира (ср. в Библии слова Соломона, обращенные к Господу: «Ты все расположил мерою, числом и весом»).

В европейской культуре тенденция поверить гармонию алгеброй, то есть свести искусство (музыку, поэзию) к оперированию числами, к их соотношению, восходит к пифагореизму, предложившему систему числовых соответствий. В пифагореизме число является, во-первых, сущностью всех вещей и, во-вторых, принципом, который упорядочивает и организует вселенную. Первой характеристикой сущности является единица — чистое равенство и единство вообще; это деятельное начало и форма всех вещей. Посредством причастности к единице через «подражание» всякая вещь делается равной самой себе, т. е. «одной». 

Второй характеристикой сущности выступает двоица, представляющая собой чистое неравенство, неопределенность и противоположность как таковую. Двоица, будучи пассивной категорией, получается из прибавления единицы к самой себе, когда единица полагается в качестве неравной себе или отличной от себя. Единица и двоица в пифагореизме — основные характеристики сущности, поэтому они суть всеобщие способы существования вещей.

Они лежат в основе десяти главных бинарных оппозиций: ограниченное пределом и беспредельное, нечетное и четное, единство и множество, правое и левое, мужское и женское, покоящееся и движущееся, прямое и кривое, свет и тьма, доброе и злое, квадрат и параллелограмм. К этой схеме, по мысли пифагорейцев, можно свести любое явление. Третья характеристика сущности — это троица, в ней единица достигает своей реальности и своего завершения. Получается троица из целостности единого и множественного, когда единица образует единство с неопределенным множеством двоицы. Вселенная и все вещи определены через троицу, так как любая вещь причастна равному и неравному, единому и многому. Четверица, четвертая характеристика сущности возникает из удвоения чистого различия двоицы. В ней троица находит свое телесное воплощение. Предметом «мысли» является единица, предметом «науки» — двоица, предметом «мнения» — троица, предметом «чувственного ощущения» — четверица.

Творение, как утверждается в каббалистическом трактате «Сефер йецира», осуществлялось в соответствии со сложной системой, элементами которой являлись 10 цифр (сефирот). Десять начальных чисел — это фундаментальные свойства Бога, стадии божественной эманации. 10 цифр представляют собой не просто арифметические символы, но космологические факторы, первым из которых является пневма, дух Божий, в то время как девять прочих выражают архетипы трех элементов (воздух, вода, огонь) и пространственных измерений (верх, низ и четыре основных направления); последние шесть сефирот символизируют направления пространства. Таким образом, очевидно, что по мере возрастания значения число все глубже погружается в материю.

Китайская нумерология в лице своего ведущего представителя философа Чжай Шеня утверждала неразрывную связь чисел и вещей и регулирующую функцию чисел в мире. В Китае в основу первичной классификации явлений мира положена пара признаков (проявление принципа дуализма). Вторичная классификация основывается на числе 5, как представления о пяти основных элементах. С ними соотносятся пять направлений, органов чувств, классов животных, музыкальных нот, основных цветов и т. п. Число пять в этой классификации также оказывается связанным с идеей центра как пятого места в пространстве.

Подобного рода нумерации были популярны и у христиан. В средневековой культуре число понималось как мера вещей; числовая символика выступала как структурирующая мысль, принцип средневековой идеологии. Различного рода спекуляции по этому поводу составляют содержание множества трактатов. 

Нумерология нашла отражение в творчестве Августина Блаженного, синтезировавшего идеи, связанные с числом и гармонией и восходящие к Платону, пифагорейцам и Плотину. Гуго Сен-Викторский, разъясняя смысл числовой символики, подчеркивал значение разницы в числах: отталкиваясь от шести дней творения, скажем, что семь после шести — отдых после трудов; восемь после семи — вечность после жизни земной; если начинать с десяти, которое есть число совершенства, то 9 — это недостаток совершенства, а 11 — его избыток. «Божественная комедия» Данте построена на символике чисел три, девять, тридцать три, которые воплощают божественный ритм, управляющий вселенной.

Символика отдельных чисел, в наиболее общем ее виде, такова.

Ноль — это небытие, бесформенная и неопределенная изначальность; это дао, которое «рождает одно» (в свою очередь, «одно рождает два, два рождает три, а три рождает все существа», «Дао дэ цзин»); в орфизме это «космическое яйцо», из которого происходит жизнь. Ноль знаменует смерть как состояние трансформации. Он также означает вечность (из-за своей формы). Противоположностью и отражением ноля выступает единица.

Число единица символизирует единое (монаду) как исток всего множества вещей, это центр, Бог, солнце, мужское начало; это бытие и проявление духовной сущности в противоположность небытию и непроявленности. Число один также воплощает активный принцип; оно есть начало процесса, зерно, семя. Единица — это основа и шкала отсчета, это образ человека, фаллоса, столба. В геометрии единице соответствует точка. Кроме того, единица обозначает духовное единство, целостность, единую природу всего сущего.

Число два является основой дуальных систем, подразумевающих на низшем уровне борьбу двух начал, на высшем — их синтез. Это число связано с двойниками и близнецами; оно символизирует отражение, столкновение и противопоставление; но и симметрию. Кроме того, оно ассоциируется с луной, водой, тьмой и в целом рассматривается как олицетворяющее женское начало. Геометрический аналог двойки — отрезок или прямая.

Число три — это символ высшего синтеза двух противоположностей, тезиса и антитезиса; это формула мироздания, состоящего из трех сфер; вертикальная ось мирового древа дает число три. Тройка олицетворяет разрешение конфликта, ознаменованного двоичными системами; она отражает гармонизирующее действие единства на дуальность. В этом контексте следует упомянуть индуистский образ Тримурти — трех высших богов, олицетворяющих созидание (Брахма), поддержание (Вишну) и разрушение (Шива) мира. У греков это число связывалось с образом мирового порядка: существовало три горы, мойры, эринии, эвмениды. С числом три также соотносится духовное начало мироздания; в христианстве это число святой Троицы. В геометрии тройке соответствует треугольник.

Число четыре является символом материального мира; человеческих, внешних, природных форм; рациональной организации. Это число связано со стихиями и сторонами света; оно также задает параметры деятельности человека, осваивающего мир посредством четырехчаст-ных структур, и символизирует стремление закрепить материю в твердые рамки формы. Горизонтальная ось мирового древа связывается с числом четыре. В геометрии с этим числом соотносится квадрат. В японской традиции число четыре наделяется выраженным неблагоприятным значением и связывается со смертью (подобно числу тринадцать в западной культуре).

Число четыре наиболее часто фигурирует как определяющее периоды существования мироздания. В зороастрийской эсхатологии время существования мира, которое считалось равным 12 000 годам, подразделяется на четыре периода по 3000 лет каждый; по окончании последнего периода Ормазд низвергнет Ахримана (духа разрушения). Подобным же образом в библейской Книге Даниила упоминаются четыре царства — золотое, серебряное, бронзовое и железное соответственно. Представление о четырех мировых эпохах (иногда именуемых в соответствии с теми же металлами), также встречается в работах классических авторов, В Древней Мексике считалось, что этому миру предшествовали четыре других. В Индии существование мира насчитывает четыре периода (юги): первая из них, критаюга, самая продолжительная и самая благая; последующие, третаюга, двапараюга и калиюга, характеризуется, в сравнении с первой, убыванием продолжительности и уменьшением дхармы (закона) в мире.

Число пять в западной традиции, как правило, связывается с человеком, символизируя телесное здоровье, эротическое начало, любовь. Также оно соотносится с квинтэссенцией, «пятой сущностью» (первоэлементом) как «душой вещей». Это число отражает представление о строении человеческого тела, состоящего из четыре конечностей и руководящей их деятельностью головы; кроме того, пятеричная модель человеческой анатомии выявляется и в числе пальцев на каждой конечности, и в числе основных чувств физического восприятия и соответствующих им органов. В античной культуре пять связывалось с иерогамией, священным браком земли и неба, положившим основу творению, так как это число является суммой двойки, числа Великой Матери, и тройки, числа Небесного Отца. В Китае и Индии число пять передает представление о пяти основных элементах и сторонах света; в целом оно выступает как основа моделирования мира. В графической символике числу пять соответствует пентаграмма или пятиконечная звезда.

Число шесть выступает символом совершенства, завершения цикла, гармонии. Оно соответствует шести направлениям пространства (по два на каждое измерение) и дням Творения в библейской традиции. Одна из наиболее распространенных в мировой традиции схем — разделение времени по дням недели, при этом шесть из них считаются основным временем цикла («буднями»), тогда как седьмой олицетворяет его границу и является отмеченным в качестве сакрального. Эта иудейская схема в средние века была поддержана в теологии. Наподобие шести дней недели, выделяются шесть возрастов человека: детство, юность, зрелость, старость и дряхлость; также и макрокосм проходит через шесть возрастов. В Древней Греции число шесть связывалось с гермафродитным началом. Графическим аналогом этого числа является шестиугольник и шестиконечная звезда.

Число семь — символ совершенной гармонии, материи, на которую снизошел дух. Оно также передает динамику реального времени, смену его циклов; таково число планет в представлении древних и число эпох мира в некоторых традициях (например, у халдеев каждая из семи планет управляет тысячелетием). Это число соответствует семи направлениям пространства (шесть плюс центр), Число семь рассматривается обычно как сумма трех и четырех и символизирует союз двух принципов, олицетворяемых этими числами, единение двух природ, божественной и человеческой. В христианстве семь — это число человеческое; существовало семь смертных грехов, семь добродетелей, семь таинств; также Бог, сотворив мир за шесть дней, в седьмой отдыхал, и семь есть символ вечного отдохновения. Это число музыкальных нот, цветов основного спектра, планетарных сфер и богов, соответствующих им.

Число восемь связывается с возрождением и с прекращением процесса становления. Оно может быть рассмотрено как образ удвоенной четверки, заимствующий некоторые аспекты символики последней. Это также первый куб (два в третьей степени); таким образом, число восемь вводит третье измерение и задает представление об объеме вещей. В Египте оно символизировало космический порядок (воплощенный в фигуре огдоады, или восьмерки высших богов пантеона). Пифагор считал восьмерку связанной с любовью и дружбой. По свидетельству Плутарха, восьмерка, которая символизирует надежность и незыблемость, как куб первого из четных чисел и удвоенный первый квадрат, по этой причине приписывается Посейдону Земледержцу. 

На Востоке это число наделяется космическими коннотациями. В Китае восьмеричная модель связывается с основами мироустройства: восемь — число небесных опор, ветров, основных символов того или иного духовного принципа, число основных триграмм в системе «Ицзин», колонн императорского дворца. В буддизме фигурируют восемь спиц колеса закона, элементов благородного восьмеричного пути, лепестков космического лотоса. Восемь в христианской символике является символом возрождения; в этой связи оно становится эмблемой крещения водой (баптистерии — крестильни католических церквей нередко имеют форму восьмиугольника). Восьмерка может быть рассмотрена и как знак бесконечности (в соответствии с математической символикой).

Число девять — это образ завершенного цикла, замкнутости, законченности. Это число соперничает с семеркой в качестве космической константы, олицетворения основных параметров мироздания. Девять, получаемое троекратным повторением тройки, соотносится с последней в своей символике и может быть рассмотрено как детализированный образ трех миров. В Китае девятка связывается с началом ян, с острым вкусом, осенью, металлом, космическим порядком; в поэзии оно используется как синоним слова «все» (аналогично семерке в западной традиции).

Число десять выступает как символ совершенства, универсальности, а также брака. Оно олицетворяет целостность универсума, начало нового цикла, открытие нового уровня. Это число играет важную роль в мистической философии (и, разумеется, в современной системе счисления, ведущей начало от древнего счета «на пальцах»). В геометрии с числом десять связывается окружность.

Число одиннадцать представляется, в соотнесении с числом десять, выражающим некий избыток, знаменующим конфликт, несущим опасность.

Число двенадцать
 — это образ высшего порядка и блага, а также полноты; с его помощью структурируются пространство и время, оно также связано с символикой колеса и круга. Двенадцать, как произведение трех и четырех, символизировало проникновение духа в материю. Можно отметить, что большинство циклических процессов находят свое воплощение в двенадцатиричных системах: так, например, существует двенадцать месяцев года (и двенадцать знаков зодиака). Согласно этрусской книге судеб, человеческая жизнь разворачивается в двенадцати семилетиях. Двенадцатиричная система счисления была распространена в древности. В геометрии это число соотносится с двенадцатиугольником и окружностью.

В иудаизме число двенадцать соотносилось с изобилием и цельностью; оно определяло исторические структуры (число колен Израиля, пророков, царей) в качестве полных, законченных; в целом оно трактовалось как число Израиля. Христианство унаследовало эту символику, применив ее соответственно собственным реалиям: так, например, двенадцать — число апостолов — призвано символизировать новое избрание. Символика этого числа структурирует образ Небесного Иерусалима; его сакральность подчеркнута в образе апостолов Христа: после предательства и смерти Иуды на его место был избран Матфий. В целом в христианстве двенадцать рассматривается как произведение божественного числа три и человеческого числа четыре.

Число двенадцать часто используется в новогодней обрядности, что обусловлено его значением в качестве образа полного космического цикла. Так, например, в восточнославянской традиции фигурирует двенадцать «старцев», руководящих ритуалом, двенадцать снопов, по которым гадают о будущем урожае. Двенадцать — это также и число дней новогодних празднеств во многих традициях.

Число тринадцать, как «избывающее» полноту двенадцати, знаменует смерть и начало нового цикла. По этой причине с ним связываются отрицательные коннотации (образ тринадцати как «чертовой дюжины», фиксирующий «инфернальность» этого числа); тринадцать — это несчастливое число.

http://planeta.moy.su/blog/upravljajut_li_nami_chisla/2012-12-02-13700

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.