В поисках Творца

  Дата публикации: 11 Май 2013 l автор:

Насколько научны представления о Сотворении нашего мира? И почему их отказывается принимать дарвинизм? Дарвинисты любят потешаться над сторонниками Акта сотворения: им кажется это легким и забавным, словно общение с глупыми детьми. Но это иллюзия – на самом деле философски думающий человек с легкостью опровергнет как раз домыслы эволюционистов.

Вот, к примеру, Ричард Докинз – один из ведущих биологов-эволюционистов, профессор Оксфордского университета, автор многих книг, в том числе книги «Слепой часовщик», в которой он «разоблачает» креационизм, то есть Сотворение. В статье «Какая жалость — честный креационист!» в журнале «Free Inquiry» он писал:

«Великий эволюционист Джон Мейнард Смит, в одном споре с креационистом Дуейном П. Гишем (а Гиш пользовался большим авторитетом в дискуссиях – до этого спора) просто мокрого места от своего оппонента не оставил, с ходу атаковав его прямым вопросом: «Хотите сказать, вы в самом деле верите, что все живое было создано за неделю?»»

Не вижу повода для сарказма – хотя бы потому, что ученые до сих пор не знают, что вообще считать ЖИВЫМ. Например, в интервью американскому журналу «Skeptic» сам Ричард Докинз ушел от определения понятия «жизнь», сведя вопрос лишь к самовоспроизводству:

«Исходный материал должен быть способен к самовоспроизводству. Хорошо бы химикам смоделировать альтернативную химическую систему, основополагающим принципом которой была бы саморепликация, самовоспроизводство. Тогда в ней могла бы зародиться жизнь. По крайней мере, некоторые предпосылки к тому, о чем мы говорим, можно найти в автокаталитических реакциях, а их химики уже рассматривают. Вот саморепликация – это и есть, как вы говорите, необходимое условие. Не знаю, легко ли достичь этого химическим путем».

Однако любая устойчивая система уже означает воспроизводство себя – как, например, круговорот воды в природе. И является ли жизнью рост кристаллов? И почему самовоспроизводство непременно должно быть химическим? Оно может быть механическим – но эволюция почему-то не привела к появлению нанороботов, которые способны сами себя создавать, хотя это в миллиарды раз проще, чем генетическая эволюция. Наконец, сегодня есть масса компьютерных игр, в которых виртуальные субъекты сами себя воспроизводят – являются ли они поэтому живыми?

Если же определять жизнь как некое усложнение и структурирование материи, то в таком случае возникает первый и главный вопрос: такая жизнь должна рано или поздно охватить всю доступную ей материю и сделать ее частью своего организма. Можно даже рассчитать скорость этого процесса – весьма быстротечного.

Ну а если учитывать, что в Библии говорится не о шести днях Сотворения, а лишь о шести фазах (хотя по шаблонам виртуальную реальность можно создать-скопировать и за шесть дней, и за шесть секунд, да к тому же у виртуальности свое другое время), — то «обличающий» вопрос эволюциониста Сита должен звучать так:

«Хотите сказать, вы в самом деле верите, что то, чему наука не имеет определения, было создано за шесть фаз?»

По мнению Ричарда Докинза, этот вопрос «просто мокрого места от своего оппонента не оставил». А на мой взгляд вопрос глупый.

Переводчик книг Ричарда Докинза на русский язык Леонид Ярославский сформулировал, как ему кажется, аргумент, который якобы ставит «жирную точку в опровержении креационизма»:

«Теория «умного» Творца несостоятельна по простой причине. Она несостоятельна потому, что, в сущности, этот творец, если он существует или существовал, вовсе не такой уж умный и наделал много глупостей в своём творчестве. Например, конструкция человеческого глаза – сложность и совершенство которого являются одними из главных аргументов приверженцев теории «умного» Творца — абсурдна с точки зрения инженерного дизайна. В глазу пучок нервов соединяется со светочувствительной сетчаткой со стороны падающего света, заслоняя часть света и даже образуя «слепое пятно», для борьбы с чем природе пришлось развить дополнительные механизмы. Современные инженеры, естественно, не делают этой нелепой ошибки, проектируя современные цифровые камеры, которые во всём остальном схожи с глазом. Впрочем, в природе имеются животные, у которых зрение устроено без этой ошибки. Другим примером может служить геном человека. Оказалось, что он содержит огромное количество мусора, неработающих генов и даже смертельных генов, как например, онкогены. Всё это мог создать только слепой часовщик, но никак уж не «умный» творец!

Конечно, на это могут возразить, что нам просто недоступна мудрость Творца. Ведь сказал же Tertullian «Certum est quia impossibile est’»: «Верую, ибо абсурдно!» Но тогда не стоит выдвигать никаких теорий вообще».

Нет, возражение будет совсем иным. В Библии сказано, что мы созданы по образу и подобию Творцов. Сей факт полностью вышибает почву под ногами дарвинистов. Во-первых, он говорит о том, что облик Творцов создавался как раз в рамках ИХ эволюционных процессов (в том числе нашего глазного яблока), то есть креационизм Библии не отвергает идею эволюции, а лишь переносит ее в мир Творцов, который и есть реальность – в противовес нашей виртуальности.

Во-вторых, сами эти строки Библии (которые любят игнорировать дарвинисты) были бы лишены смысла, если бы Библию в самом деле выдумали скотоводы Ближнего Востока. Зачем потребовалось это уточнение? И что значит «образ и подобие»? Это явно термин информатики виртуализации, как «софт и железо».

В-третьих, в этих словах и раскрывается смысл нашего сотворения: тестирование виртуальных субъектов с образом и подобием Творцов, тестирование социальных процессов, взращивание и отбор искусственных интеллектов, способных к последующей работе в реальности Творцов. Собственно, само Имя Бога – Иегова – и переводится как название корпорации по производству цивилизаций: «Дающая становление».

Как видим, креационизм вовсе не отрицает эволюцию, а переносит ее в реальность Творцов. Но самое главное: в наших условиях такая естественная эволюция просто невозможна – вот почему теория дарвинизма не находит научного подтверждения. Ведь мы живем не в «нормальной реальности», а в упрощенной субреальности, которая к тому же организована как «теплица» или «заповедник» по определению Станислава Лема. Наша фактура по «образу и подобию» дублирует фактуру мира Творцов (которые, возможно, таким образом реконструируют и изучают свое прошлое), но при этом наш мир лишен тех сил, которые определяли реальность Творцов. У нас эти факторы являются только «вводными» — для «чистоты эксперимента».

Все это показывает, что наука пока всерьез и не изучала концепцию креационизма, сводя полемику с ней лишь к спору с попами и ксёндзами. Что заведомо глупо. А вот рассмотрение в окружающем нас мире признаков виртуальности и искусственности – это было бы единственно научным подходом к вопросу. Но этим никто не занимается, хотя огромное число накопленных наукой «странностей» говорит как раз в пользу этой гипотезы.

МУХИ С МУХАМИ, КОТЛЕТЫ С КОТЛЕТАМИ

В позиции дарвинистов видится подлог: вместо научной полемики с креационизмом как научной альтернативой – спор ведется с религией и суевериями. И это при том, что креационизм Библии сам по себе не имеет никакого отношения к вере в загробность души, в рай и ад, прочее, что скорее языческое. То есть дарвинисты в своих спорах с креационизмом мухи смешали с котлетами – и воюют с мухами.

Ричард Докинз написал очерк «Есть ли что-нибудь более невероятное, чем Бог?», в котором полемизирует вовсе не с креационизмом как научной альтернативой дарвинизму, а с суевериями. Конечно, представления о Боге как некоей личности-сущности являются примитивными. Но ведь изначально в Библии было сказано «Боги» и «Творцы» во множественном числе, это только гораздо позже переписчики стали использовать единственное число – идеологически в противовес пантеону языческих богов. Но здравомыслящий человек не станет ассоциировать Иегова с некоей личностью по массе причин. И из-за имени «Дающая становление», что более подходит корпорации, и из-за ссылки на наше создание «по образу и подобию», что уже делает несостоятельным предположение о том, что Богом может являться некая суперсущность типа мыслящего океана в «Солярисе» Станислава Лема. И, наконец, из-за упоминания в Библии человекоподобных ангелов как представителей корпорации Иегова. А в Новом Завете Иисус выступает куратором (научным руководителем) проекта этой корпорации на Земле; Он же, видимо, ранее являлся Моисею, давая ему Заповеди.

Если понимать Библию в таком сугубо рациональном ключе (причем, более глубоком, чем теория палеоконтакта Дэникена о древних инопланетных космонавтах), то что же «невероятного» тут находит Ричард Докинз? Все это как раз вполне научно и вполне вероятно. Не менее «ненаучно», чем, например, теория панспермии, согласно которой жизнь на Землю попала из глубокого космоса. Принципиально теория панспермии – тоже креационизм, ибо основана на факте ВМЕШАТЕЛЬСТВА внеземного элемента в наше рождение.

Ричард Докинз пишет:

«Многое из того, что делают люди, делается во имя Бога. Ирландцы взрывают друг друга во имя Бога. Арабы совершают теракты самоубийства – во имя Бога. Имамы и аятоллы держат женщин в рабстве – во имя Бога. Священники и монахи принимают обет безбрачия и очерняют сексуальную жизнь людей – во имя Бога. Еврейский шойхет режет животных – во имя Бога. Деяния религии в прошлом – кровавые крестовые походы, пытки инквизиции, массовые убийства, совершавшиеся конкистадорами, миссионерство, разрушавшее культуру народов, постоянное сопротивление каждому новому достижению научной мысли до самой последней возможности – ещё более впечатляют. И для чего всё это, какая от этого польза?

Я полагаю, сейчас становится всё яснее, что нет ни цели, ни какой-либо пользы. Никаких причин верить, что Бог в какой-либо форме существует, нет. Зато есть веские причины полагать, что никаких богов нет и никогда не было».

Дарвинист ошибается. Большевики в СССР создавали государство под лозунгом «Вся власть Советам!», когда на деле она принадлежала только КПСС, а депутаты назначались. Но это не означает, что самоуправление населения в принципе невозможно, как и существование Бога. Человеческая практика вообще не аргумент в этом вопросе. Да, «ирландцы взрывают друг друга во имя Бога». Но во имя якобы «свободы, равенства и справедливости» сталинизм сгноил в ГУЛАГе десятки миллионов людей, незаконно репрессированных. Человеку свойственно заблуждаться. И тем более подменять понятия.

ЖИВОЕ, МЕРТВОЕ, НЕЖИВОЕ

Ричард Докинз:

«Из триллионов различных способов соединения атомов подзорной трубы только ничтожное меньшинство даст что-то полезное в результате. Только ничтожное меньшинство из таких сборок будет иметь гравировку «Карл Цейсс» или с каким-либо другим словом на каком-либо из человеческих языков. То же самое можно сказать о деталях часового механизма. Из миллиардов возможных способов их соединения только ничтожное меньшинство приведёт к построению механизма, показывающего время или вообще делающего что-нибудь полезное. И, конечно, это же относится к составным элементам живых организмов. Из всех триллионов и триллионов способов их соединения и взаимодействия только ничтожно малое меньшинство породит что-нибудь, способное жить, искать пищу и воспроизводить себя. Это правда, что имеется много различных способов быть живым, по крайней мере 10 миллионов, если мы подсчитаем количество различных видов живых существ, известных на сегодня. Но сколько бы их ни было, ясно, что имеется неизмеримо больше способов быть мёртвым! Можно уверенно заключить, что живые существа являются слишком сложными – и статистически невероятными – чтобы они могли появиться в результате чисто случайного совпадения. Как же тогда они возникли?

Ответ на этот вопрос заключается в том, что это произошло не в результате одной единственной случайности, а это целая история, цепочка последовательных случайностей, достаточно маленьких, чтобы на каждом этапе приводить к вполне вероятным продуктам соответствующей предшествующей стадии процесса. Эти маленькие ступеньки вызваны генетическими мутациями, случайными изменениями – фактически ошибками – в генетическом материале. Они приводят к изменениям в строении живых существ. Большинство этих изменений разрушительны и приводят к гибели. Но некоторые могут приводить к небольшим улучшениям, способствующим выживанию и улучшенному воспроизводству. Путём такого процесса естественного отбора случайные изменения, которые оказываются выигрышными, в конце концов получают распространение среди данного вида и постепенно становятся нормой, и наступает время для следующей маленькой ступеньки в эволюционном процессе. После, скажем, тысяч таких маленьких изменений, каждое из которых становится базой для следующего, конечный результат такого процесса накопления оказывается слишком сложным, чтобы получиться сразу целиком и совершенно случайно».

* * *

Во фразе «Но сколько бы их ни было, ясно, что имеется неизмеримо больше способов быть мёртвым!» и кроется вся суть заблуждений дарвинизма. Мертвым может быть только то, что ранее было живым. То есть неживое – не есть мертвое. Так мало того. При этом то, что кажется «как бы не живым», часто является как раз живым.

Суть дарвинизма, сжато изложенная Ричардом Докинзом, разбивается уже тем фактом, что человеческий организм наполовину или более состоит из бактерий. Только в одном кишечнике здорового человека их несколько килограммов. Дарвин этого в свое время не знал, но сегодня возникает вопрос: что вообще считать понятием «человеческий организм» и не являются ли эти обитающие в нас бактерии главным «двигателем» для разного рода изменений?

То есть оказалось, что человек – это некое весьма большое сообщество разных живых сущностей, без которых (например, при дисбактериозе) мы умираем. Сей факт уже значительно усложняет концепты Дарвина как «некий новый фактор эволюции».

Далее: сам наш организм состоит из ряда вполне «неживых» элементов типа водорода, кислорода, железа весом в гвоздь и прочего. По отдельности химические элементы не живые. Парадокс: наше живое тело состоит из неживых элементов.

Мало того, мы используем МЕРТВОЕ вещество. Мы питаемся МЕРТВОЙ МАТЕРИЕЙ. Мясом трупов животных, мертвой растительностью – что до конца лишаем жизни тепловой обработкой на кухне.

А вот третий парадокс: атомы, некогда являвшиеся организмом таких умерших гениев, как Пушкин или Эйнштейн, сегодня стали частью тел других людей, так как через естественный обмен молекул попали в их организм. Об этом как некоем «забавном казусе» писали несколько лет назад научные журналы. Но вот на космической станции, где космонавты пьют свою очищенную мочу, экипаж вообще становится «породненным на молекулярном уровне». Тело человека на 70-75% состоит из воды, каждый организм ее по-своему структурирует. Как это смешение сказалось на организме космонавтов? Никаких исследований на эту тему дарвинисты не сделали, так как сама тема противоречит их постулатам.

А вопрос-то любопытный! Если у космонавтов общая вода и воздух, которые попеременно переходят из тела в тело, то их в таком случае следует считать единым организмом.

Четвертый парадокс: как установили ученые, к пяти годам тело ребенка на 100% меняет свой молекулярный состав по сравнению с изначально родившимся телом, беря вещество из окружающей среды. То есть тело – как одежда и тапочки, временная оболочка. Но если молекулярный состав тела подобен нашей одежде и постоянно заменяется из внешней среды, ВКЛЮЧАЯ МОЛЕКУЛЫ ГЕНОВ, то что же тогда есть ЖИЗНЬ? Где и в чем она у дарвинистов?

Так вот научный подход в том, чтобы назвать Жизнь – во-первых – некоей информационной структурой, которая упорядочивает в себя окружающую материю. Но дарвинизм тем и плох, что механистичен: он впереди «телеги» ставит гены и прочее «ощутимое», а не ИНФОРМАТИКУ нашей живой материи, которую отрицает и отказывается исследовать, будто ее нет (хотя она, например, передается при пересадке органов – что ставит науку в тупик). Однако это – и есть одно из главных качеств того, что мы называем понятием «Живое».

Другое главное качество понятия «Живое» у дарвинистов тоже представляется как принципиальная ошибка: они отделяют среду от индивида, хотя среда и есть часть организма – в своей пока неизвестной сути информатики. Со времен Вавилова у дарвинистов появилась школа «уточнителей» дарвинизма с введением понятий «экосистема» и «групповой отбор». Но это представляется лишь как некий «вынужденный компромисс» дарвинистов под давлением научных фактов.

Мы снова неизбежно возвращаемся к главному вопросу: что вообще считать Живым? И в этом, среди выше названных вопросов, непонятное и главное: считать этим Субъекта Жизни – или же всю среду, которая этот субъект обеспечивает и является по факту частью его жизненных функций и обмена молекул?

Если вернуться к спору дарвинистов с теорией креационизма, то они-то не спорят о том, что Бог создал землю, океаны. Они это никогда особо не оспаривают, видимо, полагая такое возможным. Ведь даже мы создаем на Земле что угодно – и острова, и каналы между океанами. Даже сама идея участия в нашем прошлом «инопланетной роли» многими дарвинистами, как ни странно, воспринимается не в штыки, а как возможная научная фантастика Дэникена в его нашумевшем фильме «Воспоминания о будущем».

Полемика возникла только вокруг создания Жизни на Земле. То есть вокруг того, чему современная наука Ричарда Докинза ясных определений не имеет.

Где грань между живым и мертвым? Между мертвым и неживым? Ведь даже обмен веществ не является критерием жизни для некоторых существ, как тихоходки или нематоды (что называют криптобиозом).

Не зная этого главного, как можно спорить с концепцией креационизма как учредителя у нас жизни?

Мало ли что говорят священники. Сама концепция креационизма – это объективная реалия науки и мироздания, это главная альтернатива, которую просто так нельзя отбросить. И ее «автор-идеолог» вовсе не Папа римский, а Станислав Лем, который еще полвека назад написал свою знаменитую «Космогонию», которая стала настольной книгой всех астрофизиков планеты. В ней он логически доказал, что вся наша видимая Вселенная полностью изменена Древними Цивилизациями возрастом в миллиарды или более десятка миллиардов лет, а мы живем в их «заповеднике» для юных ими созданных цивилизаций.

«Космогония» Лема – вот научное изложение теории креационизма. Но с ней дарвинисты не спорят. Это последний и самый странный парадокс в этой теме.

ПОСЛЕДСТВИЯ

В нынешней дарвинистской позиции науки о теории креационизма, как ни странно, четко видны политические нотки «Теории Заговора». Ведь что случится, если наука признает креационизм, но уже на свой научный манер а-ля Станислав Лем?

Фактически это объявление научной концепции (пусть даже пока как научной гипотезы) о Творцах, что автоматически означает несостоятельность религий в их представлениях о Боге и ложность мотивации экстремистов от веры, о которых и писал вполне справедливо Ричард Докинз.

Такое событие политически и идеологически кажется сегодня совершенно невозможным. Хотя с научной точки зрения логично и правильно. Вот в чем главная проблема.

Бог-то у всех разный на планете, как верно заметил Докинз. Этот «Бог» для каждой нации свой и выдуманный. Но если наука найдет истинного и единственного реального Бога – это станет чудовищным потрясением для Человечества.

Вот что «не желательное» в этих научных изысканиях. Потому официоз на Западе (с чем и у нас в СНГ официоз тоже, в принципе, солидарен) считает «пока правильным» держаться дарвинизма. Потому что последствия реакции на это НОВОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ у верующих масс просто не предсказуемы.

Среди прочих парадоксов: что было бы с Иисусом Христом, если бы он сегодня снова появился в Израиле, Риме или в Москве? Везде Его бы арестовали и посадили. Ведь Его суждения как тогда были «антигосударственными», так воспринимаются властями и сегодня. Ибо Он нас, неразумных, просвещал за право человека быть человеком – что у нас даже в 21 веке отрицается, в том числе с ссылками иных священников на «Бога». То есть БОГОМ ЗАВЕЩАННОЕ НЕ ПОНЯЛИ. Тогда распяли, сейчас посадим.

Что есть «служение Богу»? Зачем служить? Где вопрос о нашем равноправии, впервые поднятый Адамом? Мы рабы божьи (искусственные интеллекты Творцов, нас создавших), или мы свободные личности? Человек вообще обладает свободой или нет?

Вот куда нас уводят вопросы креационизма. Но дарвинизм этих вопросов «не видит». У дарвинизма наша свобода ограничена природой в виде генов и прочего, от чего постоянно оправдывается Ричард Докинз – его постоянно обвиняют в расизме как продукте дарвинизма. Обвинение совершенно правильное: свою «расовую теорию» Гитлер и иже с ним вывели, начитавшись Дарвина. Тот учил, что в борьбе за место под солнцем выживает сильнейший и лучший вид. А расисты это положение лишь перенесли в свою расовую теорию – что стало несмываемым позором для дарвинизма.

СУБРЕАЛЬНОСТЬ

Единственное, что можно сказать в защиту дарвинистов: сама тема креационизма как научного направления фактически не изучена и никем не изучается. Обычно она сводится только к вопросу «Сотворения», а на самом деле в этом аспекте нашей виртуализации куда важнее МОНИТОРИНГ и КОРРЕКТИРОВКИ. Но это большая и отдельная интересная тема.

Судя по всему, мы созданы вовсе не Древними Цивилизациями возрастом в десяток миллиардов лет, как предполагал Лем, а какой-то весьма юной цивилизацией, даже младенческой, имеющей технологический возраст (от изобретения радио) лишь в несколько десятков тысяч лет. Ведь создание виртуальных субмиров – это занятие достаточно простое. Наша цивилизация, имея технологический возраст всего в один век, уже на пороге создания искусственных интеллектов и их виртуальной среды обитания, в которой смогут жить бессмертно и наши сознания, перенесенные на компьютерный носитель. Наши потомки смогут сами создавать субреальности типа нашей Солнечной системы с живущими там искусственными интеллектами уже через несколько тысяч лет. Возможно – уже к концу нынешнего тысячелетия. То есть ничего «фантастического» в таком Сотворении нет, оно наоборот вполне ожидаемо и логично, даже неизбежно. И в каком-нибудь 3000-м году уже наша корпорация «Дающая становление» сама создаст «по образу и подобию» виртуальную Солнечную систему с ее «Адамами» за 6 дней. Так что сарказм дарвинистов, повторяю, абсолютно неуместен.

На мысль о юном возрасте наших Творцов наводит как раз этот пунктик в Библии: «по образу и подобию». Такое условие может быть только в трех случаях:

1) для дальнейшего использования нас, искусственных интеллектов, для работы в среде Творцов (а по Библии и Христос является искусственным интеллектом, так как Он признается, что тоже когда-то очень давно, до сотворения Земли, был сотворен тем, кого называет «Иегова»);

2) для симуляции исторических процессов мира Творцов;

3) для «проверки» основ мироздания, в котором живут Творцы «Иегова»: ведь вполне возможно, что они сами – как и мы – СОЗДАНЫ КЕМ-ТО СВЫШЕ.

Последний пункт представляется самым важным. Получается, наши Творцы создали нас в поисках своего Бога, своего Творца. И пока они Его не найдут, они будут следить за тем, как мы у себя ищем этого Творца. Для этого нас оградили «молчанием Вселенной» — то есть иллюзией отсутствия в ней следов жизни и разума, но зато дали Библию – «по своему образу и подобию», так как они, очевидно, на заре своей цивилизации получили эту книгу Бытие. Которую потом лишь воспроизвели «по образу и подобию» у нас.

Все это, конечно, лишь предположения. Но это и есть аспекты научного креационизма.

Что же касается дарвинизма, то это сегодня такая же архаика, как средневековые рассказы православной Феодоры «о мытарствах в путешествии на Тот Свет». У Дарвина, Энгельса, Ленина сознание – функция жизни высокоразвитых существ. О понятии «искусственный интеллект» они не знали, как и о возможности бессмертия сознания любого человека путем переноса на компьютерный или иной носитель. Сам термин «искусственный интеллект» опровергает дарвинизм, так как означает ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ЛИЧНОСТЬ «по образу и подобию нас» БЕЗ ЖИЗНИ и БЕЗ ТЕЛА. Он не соответствует определениям «живого» в советских философских словарях. Из них следует, что искусственный интеллект – это мертвец мертвее мертвых. Хотя думает, говорит, живет, такая же, как мы, личность.

Что же в таком случае считать «живым»?

Вот вопрос.

Автор: Артем ДЕНИКИН  

Источник: http://planetatain.ru/

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.