Венера и всемирный потоп.Часть2

  Дата публикации: 1 Июль 2012 l автор:

Египетский миф о потопе: «Солнечный бог Ра получил предупреждение от своего отца, Водной Бездны, о том, что человечество стало слишком жестоким и готово вот-вот восстать против богов. Тогда Ра призвал свое Око, богиню Хатхор, и послал ее наказать ослушников. Хатхор спустилась на землю и принялась убивать тысячи людей, потом — тысячи тысяч. Богиня была так ужасна, что по улицам Чете- нутена текли реки крови. 

Кровь стекала в Нил, река вышла из берегов, и вода, смешанная с кровью, хлынула на землю, разрушая все на своем пути. Потом поток достиг моря, которое тоже вышло из берегов. Кровожадная Хатхор с наслаждением пила эту страшную жидкость. Но Ра намеревался наказать человечество, а не уничтожить его совсем. Поэтому он призвал Тота, мудрейшего из богов, и попросил у него совета. Потом он послал богиню Сектет и повелел ей растереть множество фиников, смешать их с ячменем и сделать крепкое пиво. Это пиво следовало подмешать в кровь несчастных людей, чтобы привлечь Хатхор. Потом Ра приказал своим слугам взять кувшины с пивом и вылить их рядом с Хатхор. Из пива получилось огромное море. Хатхор учуяла запах крови и принялась пить пиво. Она так опьянела, что не могла устоять на ногах. В конце концов она уже перестала замечать оставшихся в живых людей, повалилась и уснула. От этих оставшихся в живых и возродился человеческий род».

В греческой мифологии тоже имеется описание Девкалионова потопа, который устроил Зевс за многочисленные людские грехи: «С тех пор, как Прометей украл для них огонь, они стали невыносимы. Я истреблю их всех до единого! Он полетел на землю к острову владыки ветров Эола. Повинуясь приказу, Эол запер все ветры в пещерах, а пещеру южного ветра Нота открыл. И обрушился Нот на землю, повергнув ее во мглу. На леса и поля, на города и селения хлынули потоки воды, стирая границу между небом и морем. Попытались захваченные бедствием люди скрыться в горах, но Зевс попросил брата своего Посейдона сорвать все запоры, сдерживающие подземные воды. Поднял Посейдон свой трезубец и с колоссальной силой обрушил его на скалу. Разверзлись земные глубины, и наружу из каменных конюшен выскочили тысячи каменных коней, потрясая белыми гривами пены.

Море стало беспредельным. И кажется, ни один клочок земли уже не возвышался над кипящим пространством. Только хрупкий плот качался на волне, и на нем, прижавшись друг к другу, не смея поднять глаза на грозное небо, лежали двое пожилых людей. Это был сын Прометея Девкалион, загодя предупрежденный отцом о готовящемся потопе, и его супруга Пирра. Долго их носило в непроглядном мраке, пока плот не уткнулся во что-то твердое. Это была незатопленная водой вершина горы Парнас. Вышли Девкалион и Пирра на сушу и заплакали… Вода постепенно стала спадать, и взору двух одиноких и беспомощных старцев предстала страшная картина. Бесследно исчезли селения. Земля была завалена огромными вырванными стволами деревьев. Даже на вершину горы доносился смрад раздувшихся тел людей и животных…»

Овидий в своем труде «Метаморфозы» так описывает Девкалионов потоп, который обрушился на землю Греции:

Кару иную избрал — человеческий род под водою
Вздумал сгубить и с небес проливные дожди опрокинул.
Он Аквилона тотчас заключил в пещерах Эола
И дуновения все, что скопления туч отгоняют. Выпустил Нота.
И Нот на влажных выносится крыльях, —
Лик устрашающий скрыт под смоляно-черным туманом,
Влагой брада тяжела, по сединам потоки струятся,
И облака на челе; и крылья и грудь его в каплях.
Только лишь сжал он рукой пространно нависшие тучи,
Треск раздался, и дожди, дотоль запертые, излились,
В радужном платье своем, Юноны вестница, воды
Стала Ирида сбирать и ими напитывать тучи.
В поле хлеба полегли; погибшими видя надежды,
Плачет селянин: пропал труд целого года напрасный.
Не удовольствован гнев Юпитера — небом; лазурный
Брат помогает ему, посылая воды на помощь.
Реки созвал, и, когда под кров своего господина
Боги речные вошли, — «Прибегать к увещаниям долгим
Незачем мне, — говорит. — Свою всю силу излейте!
Надобно так. Отворите дома, отодвиньте преграды
И отпустите тотчас всем вашим потокам поводья».
Так приказал. И они родникам расширяют истоки
И, устремляясь к морям, в необузданном катятся беге.
Сам он трезубцем своим о землю ударил. Она же
Дрогнула вся и воде на свободу открыла дорогу.
И по широким полям, разливаясь, несутся потоки;
Вместе с хлебами несут деревья, людей и животных,
Тащат дома и все, что в домах, со святынями вместе.
Ежель остался дом, устоял пред такою бедою
Неповрежденный, то все ж он затоплен водою высокой,
И уже скрыты от глаз погруженные доверху башни.
Суша и море слились, и различья меж ними не стало,
Все было — море одно, и не было брега у моря.
Кто перебрался на холм, кто в лодке сидит крутобокой
И загребает веслом, где сам обрабатывал пашню.
Тот над нивой плывет иль над кровлей утопшего дома
Сельского. Рыбу другой уже ловит в вершине у вяза,
То в зеленеющий луг — случается — якорь вонзится,
Или за ветви лозы зацепляется гнутое днище.
Там, где недавно траву щипали поджарые козы,
Расположили свои неуклюжие туши тюлени.
И в изумленье глядят на рощи, грады и зданья
Девы Нереевы. В лес заплывают дельфины, на сучья
Верхние вдруг налетят и, ударясь, дуб заколеблют.
Волк плывет меж овец, волна льва рыжего тащит,
Тащит и тигров волна; не впрок непомерная сила
Вепрю, ни ног быстрота влекомому током оленю.
Долго земли проискав, куда опуститься могла бы,
Падает в море, кружа, с изнемогшими крыльями птица,
Залиты были холмы своевольем безмерной пучины, —
В самые маковки гор морской прибой ударяет.
Гибнет в воде большинство; а немногих, водой пощаженных,
При недостатке во всем, продолжительный голод смиряет.

Имеется упоминание о потопе Девкалиона и у Лукиана: «Я слышал в Греции, что говорят греки о Девкалионе. Они утверждают, что существующая раса людей — не первое, полностью погибшее, а второе поколение, — потомки Девкалиона, во множестве расплодившиеся. А о тех, прежних, людях они говорят так: они были наглыми и склонными к неправедным действиям; они не уважали обеты, не были гостеприимны с чужестранцами, не внимали просителям; и все это, вместе взятое, зло и было причиной их гибели. Земля вдруг низвергла на них громадные потоки воды, прошли большие дожди, вышли из берегов реки, и море поднялось на невероятную высоту.

Все стало водой, и все люди погибли. Пощадили только Девкалиона, а благодаря благоразумию и благочестию он был оставлен, чтобы стать прародителем второй расы людей. Вот каким образом он был спасен: он вошел в большой ковчег, и, когда он был уже внутри, туда вошли попарно свиньи, лошади, львы, змеи и все другие существа, жившие в то время на земле. Он принял всех, и они не причинили ему никакого вреда, поскольку боги сотворили между ними дружбу с тем, чтобы они все плыли в одном ковчеге, в то время как кругом была вода».

Смещение оси вращения Земли произошло и во время Ноева потопа — из-за гравитационного воздействия Венеры. Ной увидел, что земля наклонилась, и воскликнул: «Что делается с землей, и что она так страдает и сотрясается» (Книга Еноха). В результате смещения оси вода морей и океанов в соответствии с законом сохранения момента количества движения обрушилась на материки, разрушая все на своем пути.

Описания потопа у различных народов мира удивительно точно совпадают с библейским повествованием, меняются только имена выжившего в этом катаклизме героя. По подсчетам французского этнографа Андре, в 1891 году было известно около восьмидесяти подобных легенд. Причем шестьдесят восемь из них никоим образом не связаны с библейскими источниками. Количество мифов и легенд распределены следующим образом: Азия — 13, Европа — 4, Африка — 5, Австралия и Океания — 9, Северная Америка — 16, Центральная Америка — 7, Южная Америка — 14.

Из облака вещества, захваченного Землей у Венеры, на поверхность нашей планеты сыпались метеориты, выпадали ароматические углеводороды и различные газы. В индийском эпосе Венеру часто сравнивают с коровой — «небесная корова» или «небесная Сурабхи». В мифе «Корова желаний» так описывается разъяренная Сурабхи: «Она пришла в еще большую ярость, запылала подобно полуденному солнцу. 

Из ее хвоста хлынул ливень горящих углей, сверкавших в ночном небе метеорами. Но этого было мало. В неистовстве она произвела струи молока, помета, потоков мочи (вероятно, — аммиак) и пены…» С тех пор корова у индийцев считается священным животным. «Асхарва- Веда» осуждает убийство коровы как «самое гнусное преступление», и кто его совершил, должен быть предан смерти. Моча и помет этого животного священны для брахманов. «Ничто не должно быть выброшено, как нечистое. Наоборот, вода, которую она извергает, должна храниться как самая святая вода… Любое место, которое корова почтит священным извержением своих экскрементов, навеки остается священной землей».

Рис. 93. Кодекс «Борбоникус»

 

В ацтекском кодексе «Борбоникус» имеется иллюстрация с изображением Венеры, изо рта которой высыпаются в кувшин пылевидные частицы вещества. Возможно, данный рисунок относится к вышеописанному периоду времени. На иллюстрации также показаны символы Венеры, Марса, вокруг которого обвивается змей, извергающиеся потоки огня, пламени и воды.

На странице 51 кодекса «Ватиканус А» имеется иллюстрация с символическим изображением бога Земли, который держит в левой руке стебель кукурузы. Вокруг божества показаны многочисленные метеориты в виде точек с хвостиком, падающие на поверхность нашей планеты. Подобные рисунки есть еще в нескольких кодексах южноамериканских индейцев. Вероятно, эта ужасная бомбардировка огромными раскаленными глыбами, падающими на поверхность нашей планеты, погубила множество людей, так как это событие довольно подробно изображено в древних кодексах.

В кодексе «Мальябекиано» имеется иллюстрация, где конкретно указывается виновница этого катастрофического бедствия — планета Венера, антропоморфный символ которой расположен рядом с потоком падающих метеоритов.

В Книге Иисуса Навина, которая была составлена из еще более древней книги Иасхера, говорится о потоке метеоритов, обрушившихся на землю: «Когда же они (племя ханаан) бежали от Израильтян по скату горы Вефоронской, Господь бросал на них с небес большие камни до самого Азека, и они умирали; больше было тех, которые умерли от камней града, нежели тех, которых умертвили сыны Израилевы мечом» (Иис. Нав., 10: 11).

Во времена Иисуса Навина, при очередном сближении Венеры с нашей планетой, приливная волна, вызванная ее тяготением, способствовала переходу израильтян через реку Иордан. Вот как описывается это событие: «Итак, когда народ двинулся от своих шатров, чтобы переходить Иордан, и ноги священников, несущих ковчег, погрузились в воду Иордана. Вода (реки), текущая сверху остановилась и стала стеною на весьма большое расстояние до города Адама, который подле Цартана; а текущая в море равнины, в море Соленое, ушла и иссякла» (Иис. Нав., 3:14–16).

При максимальном сближении Венеры с Землей на нашей планете начались извержения вулканов, землетрясения и произошло очередное смещение оси вращения планеты, а также увеличился эксцентриситет ее орбиты.

Под воздействием тяготения Венеры наша планета стала перемещаться с постоянной угловой скоростью вокруг дополнительной оси вращения (прецессия гироскопа с тремя степенями свободы), но в отличие от катаклизма, вызванного гравитационным воздействием Тифона, это смещение продолжалось только несколько часов. Священное Писание повествует о том, что во времена Иисуса Навина солнце стояло неподвижно на небе почти целый день: «…и сказал перед Израильтянами: стой, солнце, перед Гаваоном, луна, над долиной Аиалонскою! И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим. Не это ли написано в книге Праведного: „Стояло солнце среди неба и не спешило к западу почти целый день»» (Иис. Нав., 10:12,13).

В собрании древних книг (Мидрашим), которые не были включены в Священное Писание, говорится, что солнце стояло неподвижно в небе в течение 18 часов, а день от восхода до заката продолжался около тридцати часов.

И мир снова, как утверждают раввины, был «поглощен вихрем, и все царства шатались, земля тряслась и дрожала от грохота грома».

В Ригведе упоминается: «Свою колесницу бог солнца остановил посреди неба».

Сахаган — испанский ученый, длительное время изучавший предания индейцев, писал, что во время какой-то космической катастрофы солнце едва поднималось над горизонтом и оставалось без всякого движения, луна тоже стояла неподвижно.

В это же время на юге Южной Америки восход солнца задержался на несколько часов. В мексиканских хрониках говорится, что «солнце отказывалось показываться в течение четырех часов, и мир был лишен света. Потом большая звезда появилась. Ей было дано имя Кецалькоатль… небо, чтобы показать свой гнев… погубило множество людей, которые умерли от голода и мора… и именно тогда… народ заново установил счет дней и ночей и часов, согласуясь с изменением времени». «Эта змея была украшена перьями: вот почему ее назвали Кецалькоатль, Кукумац или Кукулькан». «Оперение Кецалькоатля представляло собой языки пламени».

Упоминал о необычном поведении Солнца и писатель Захария Ситчин: согласно Монтесиносу и другим ранним хронистам, подобное уникальное явление наблюдалось в правление Титу Юпанкви Пачакути II, пятнадцатого монарха времен Древней империи. На третий год его царствования, когда «хорошие законы и обычаи были позабыты и люди предавались всевозможным порокам», случилось так, что «двадцать часов не было рассвета». Другими словами, ночь не закончилась в положенное время, и восход солнца задержался на двадцать часов… В Ханаане солнце не садилось за горизонт около двадцати часов, а в Андах столько же времени длилась ночь…

Упоминается о бедствиях, вызванных Венерой, и в месопотамских текстах. В вавилонских псалмах, посвященных богине Иштар (Венере), которую иногда называли «звездой плача», говорится от ее имени:

Я заставила небеса дрожать, а землю сотрясаться,
Из-за меня небо светит тускло,
Я дождем обрушила сверкающий огонь на враждебные земли,
Вот почему я Иштар,
Иштар я, царица небес, от этого света, поднимающегося в небесах.
Я Иштар; я странствую в высях…
Я заставляю содрогаться небеса и колыхаю землю,
В этом моя слава…
Она, которая светит на небесном горизонте,
Чье имя чтят в людских жилищах,
Вот моя слава.
«Царица небес и вверху и внизу», пусть так говорят,
В этом моя слава. Я разбиваю горы,
В этом моя слава..

Древние греки были убеждены, что легендарный Фаэтон (греч. «пылающий») превратился в Утреннюю звезду (Венеру). Аполлодор (II в. до н. э.) считал Фаэтона сыном Тифона. Этого же мнения придерживался и Гесиод. Действительно, если вспомнить гипотезу о происхождении Венеры из недр Юпитера, то Тифон вполне можно назвать папашей.

В «Тифонии» Нонна имеется упоминание о тектонических разрушениях и приливных волнах, доходивших до неба, вызванных сближением Фаэтона с нашей планетой:

Воды потопа, смешавшись с рядами небесных созвездий,
Сделали Млечный Путь еще более белым от пены…
Скоро и мир перестал бы быть миром, и вспять обращенный
Железный век прекратил бы бесплодную связь человеков;
Но мановеньем священным Зевса бог синекудрый
Режущим землю трезубцем копнул Фессалийскую гору
И посредине вершину рассек; в расселину пика
Воды блестящие вдруг устремились и ринулись в недра.
Скоро, согнав с себя струи идущего с высей потопа,
Вновь появилась земля; а когда удалились наплывы,
Между глубоких ущелий опять обнажились утесы.

 

Рис. 95. Кодекс «Мальябекиано»

 

При сближении с нашей планетой Фаэтон (Венера) не смог преодолеть «кружащиеся полюса (Земли), и быстрая ось смела его». В результате гравитационного взаимодействия между планетами орбита Земли изменилась, то есть увеличился эксцентриситет ее орбиты.

В кодексе «Мальябекиано» имеется рисунок, где отображен момент сближения Венеры с нашей планетой. Бог Земли, с початком кукурузы в руке, «поймал» Венеру, эмблема которой находится в правой руке божества. Таким образом, индейский художник изобразил гравитационное взаимодействие между планетами, которое привело к многочисленным катаклизмам на Земле.

Овидий так описывает одно из сближений с Фаэтоном, когда Земля находилась в перигелии, то есть ближайшей к Солнцу точке орбиты:

Полымя землю уже на высотах ее охватило;
Щели, рассевшись, дает и сохнет, лишенная соков,
Почва, седеют луга, с листвою пылают деревья;
Нивы на горе себе доставляют пламени пищу.
Мало беды! Города с крепостями великие гибнут
Вместе с народами их, обращают в пепел пожары
Целые страны. Леса огнем полыхают и горы:
Тавр Киликийский в огне, и Тмол с Афоном, и Эта;
Ныне сухая, дотоль ключами обильная Ида,
Дев приют — Геликон и Гем, еще не Эагров.
Вот двойным уж огнем пылает огромная Этна;
И двухголовый Парнас, и Кинт, и Эрикс, и Офрис;
Снега навек лишены — Родопа, Мимант и Микала,
Диндима и Киферон, для действ священных рожденный.
Скифии стужа ее не впрок; Кавказ полыхает.
Также и Осса, и Пинд, и Олимп, что выше обоих.
Альп поднебесных гряда и носители туч Апеннины.
Тут увидал Фаэтон со всех сторон запылавший
Мир и, не в силах уже стерпеть столь великого жара,
Как из глубокой печи горячий вдыхает устами
Воздух и чует: под ним раскалилась уже колесница.
Пепла, взлетающих искр уже выносить он не в силах,
Он задыхается, весь горячим окутанный дымом.
Где он и мчится куда — не знает, мраком покрытый
Черным как смоль, уносим крылатых коней произволом.
Верят, что будто тогда от крови, к поверхности тела
Хлынувшей, приобрели черноту эфиопов народы.
Ливия стала суха, — вся зноем похищена влага.
Волосы пораспустив, тут стали оплакивать нимфы
Воды ключей и озер. Беотия кличет Диркею;
Аргос — Данаеву дочь; Эфира — Пиренские воды.
Рекам, которых брега отстоят друг от друга далеко,
Тоже опасность грозит: средь вод Танаис задымился
И престарелый Пеней, а там и Каик тевфранийский,
И быстроводный Исмен, и с ним Эриманф, что в Псофиде;
Ксанф, обреченный опять запылать, и Ликорм желтоватый,
Также игривый Меандр с обратно текущей струею,
И мигдонийский Мелант, и Эврот, что у Тенара льется;
Вот загорелся Евфрат вавилонский, Оронт загорелся,
Истр и Фасис, и Ганг, Фермодонт с падением быстрым;
Вот закипает Алфей, берега Сперхея пылают;
В Таге-реке, от огня растопившись, золото льется,
И постоянно брега меонийские славивших песней
Птиц опалила речных посредине теченья Каистра.
Нил на край света бежал, перепуган, и голову спрятал,
Так и доныне она все скрыта, а семь его устий
В знойном лежали песке — семь полых долин без потоков.
Жребий сушит один исмарийский Гебр со Стримоном,
Также и Родан, и Рен, и Пад — гесперийские реки,
Тибр, которому власть над целым обещана миром!
Трещины почва дала, и в Тартар проник через щели
Свет и подземных царя с супругою в ужас приводит.
Море сжимается. Вот уж песчаная ныне равнина,
Где было море вчера; покрытые раньше водою,
Горы встают и число Киклад раскиданных множат.
Рыбы бегут в глубину, и гнутым дугою дельфинам
Боязно вынестись вверх из воды в привычный им воздух;
И бездыханны плывут на спине по поверхности моря
Туши тюленьи…
Полюса — оба в дыму. А если огонь повредит их,
Рухнут и ваши дома. Атлант и тот в затрудненье,
Еле уже на плечах наклоненных держит он небо,
Если погибнут моря, и земля, и неба палаты,
В древний мы Хаос опять замешаемся.
То, что осталось…

Перевод С.В. Шервинского

Тавр Киликийский — горы в Малой Азии. Тмол — гора в Лидии, Афон — в Македонии. Гем — Балканы, Кинт — гора на Сицилии, Офрис — гора в Фессалии, Родопа — горы во Фракии. Мимант, Пикала — мыс и гора в Ионии, Диндима — гора во Фригии. Киферон — гора между Латтикой и Беотией. Ливия — Северная Африка. Диркея — источник близ Фив. Эфира — Коринф. Пиренские воды — источник Пирена в Коринфе. Танаис — Дон. Каик — река в Тевфрании (Мизии). Исмен — река в Беотии. Псофида — город в Аркадии. Ксанф (Скамандр) — река в Трое. Ликорм — река в Этолии, Меандр — река в Малой Азии. Мигдонийский — фракийский. Тенор — мыс в Лаконии. Оронт — река в Сирии. Истр — Дунай. Фасис — Риони. Фермодонт — река в Каппадокии. Алфей — река в Элиде, Сперхей — в Фессалии. Брега меонийские — лидийские, в Малой Азии. Каистр — река в Лидии. Гебр, Стримон — реки во Фракии, где находится гора Исмар. Родан — Рона, Реп — Рейн, Пад — По.

В своих трудах Овидий упоминает: «Если верить рассказам, однажды целые сутки прошли без солнца» и заканчивает описание катастрофы, вызванной Фаэтоном: «Заставив всю сотрясаться, от его могучих толчков, она (Земля) опустилась ниже, чем обычно».

Венера приближалась к нашей планете неоднократно, с периодом 52 года. В кодексе «Мальябекиано» имеется несколько иллюстраций с символическим изображением Луны и Венеры (в правом верхнем углу), которая при первом сближении с нашей планетой выглядела как обширное облако газов (рис. 96). При последующих сближениях с Землей — в виде головы птицы, выглядывающей из облака (рис. 97). После гравитационного захвата Землей облака водорода, которое сопровождало Венеру, она стала похожа на «лежачий» серп (рис. 98). В таком виде планета наблюдается в телескопы и в настоящее время, но ее фазы, из-за условий освещенности ее поверхности Солнцем, выглядят иначе.

У племен майя и ацтеков даже существовал странный календарь с цикличностью в 260 лет, который обозначал это время как период катастроф. Индейцы майя пользовались двумя циклическими календарями. Один из них назывался Хааб — солнечный календарь, состоящий из 365 дней, в котором год поделен на 18 месяцев по 20 дней в каждом плюс пять роковых дней в конце каждого цикла. Второй календарь — это Цолкин, или календарь Священного Года, в котором 20-дневный цикл повторяется 13 раз, что дает Священный Год, состоящий из 260 дней. Для вычисления дат индейцы майя использовали своеобразный механический «компьютер» в виде двух шестеренок с зубьями. Комбинация чисел 13, 20 и 365 может повториться только через 18 980 дней, то есть один раз в пятьдесят два года. При перемещении маленькой шестеренки внутри большой получалсяпериод Большого божественного цикла. Пять циклов по 52 года составляют 260 лет. Календарь индейцев майя называет еще более точную дату произошедшего катаклизма — 14 октября 3374 года до н. э. По другим данным (Э. Томсон), это событие произошло 7 сентября 3114 года до Рождества Христова. С этим годом связывают начало нового летосчисления народа майя и новой эпохи. Разница между двумя этими датами 260 лет. Вероятно, это начало и конец периода катастроф, учиненных Венерой при ее сближении с Землей.

Согласно письмам-рисункам из ацтекских кодексов, Венера пять раз сближалась с нашей планетой, вызывая различные катаклизмы. Шестое сближение произошло на достаточно большом расстоянии и не вызвало разрушительных катастроф на нашей планете.

 

Рис. 96. Кодекс «Мальябекиано». Луна и Венера-1

Рис. 97. Кодекс «Мальябекиано». Луна и Венера-2

 

Рис. 98. Кодекс «Мальябекиано». Луна и Венера-3

 

Для того чтобы избежать очередного ужасного бедствия, южноамериканские индейцы в течение многих последующих веков приносили небесным богам многочисленные человеческие жертвы. Например, император ацтеков Ауицотль принес в жертву 20 тысяч пленников, захваченных в сражениях, и целая команда жрецов в течение четырех дней на 19 алтарях отправляла их на тот свет. У ацтеков существовало два вида календаря — солнечный, который состоял из 360 дней и еще 5 дополнительных («несчастливых», «плохих») дней, а также ритуального, состоящего из 260 дней (13 месяцев по 20 дней). Каждые 52 года, даже тогда, когда Венера удалилась к месту своей стационарной орбиты, ацтеки проводили церемонию возжигания «нового огня». Когда очередной цикл близился к завершению, индейцы приходили в страшное волнение, ожидая конца света и своей гибели. По всей стране гасились все домашние очаги и даже курильни в храмах. В полночь под рокот большого барабана на вершине пирамиды приносились человеческие жертвы, у которых вырывались сердца. Жрецы разжигали новый огонь прямо на человеческих телах. Как только появлялись первые языки пламени, глашатаи объявляли добрую весть, что Вселенная спасена еще на 52 года. От этого огня зажигали тысячи и тысячи факелов. Затем гонцы разносили «новый огонь» по всей стране, образовав своеобразную эстафету передачи огня. Ацтеки считали, что, только принося человеческие жертвы и ублажая богов, можно отодвинуть грозящую катастрофу еще на какое-то время.

На 70-й странице кодекса «Мальябекиано» имеется рисунок, где изображена сцена человеческих жертвоприношений планете Венера. Жрец, с помощью ритуального ножа, разрубает грудную клетку жертвы и извлекает сердце. Трупы несчастных сбрасывают вниз по ступенькам пирамиды. Символ этой ужасной планеты, проливающей потоки газов на нашу планету, расположен в левом углу рисунка. Справа изображена эмблема Венеры, изливающая струи огня красного цвета или потоки крови.

Тот же странный цикл, с разницей всего в два года, с тем же ожиданием конца света, был и у евреев. Каждый пятидесятый год считался у них юбилейным. Чтобы предотвратить светопреставления, совершались обряды очищения, приносились жертвы, не столь жестокие, как в Месоамерике: жертву заменял так называемый козел отпущения. К этому сроку отпускались рабы (если они были евреи), а проданная или заложенная земля возвращалась исконным владельцам.

Рис. 99. Кодекс «Мальябекиано». Жертвоприношение Венере

 

Рис. 100. Кодекс «Рио». Антропоморфное изображение Солнца и эмблемы Венеры

 

При возмущении Венерой орбиты Земли возросла и продолжительность земного года на 5 дней. Раньше, до этого катаклизма, у всех древних народов год длился ровно 360 дней, но только после этой катастрофы появились дополнительные 5 «плохих» дней. Как память о тех древних «календарях» мы продолжаем делить круг на 360 градусов, час на 60 минут, а минута равна 60 секундам. Этот факт подтверждают египетские, китайские, шумерские «календари», которыми пользовались наши далекие предки до катастрофы. Например, в основу календаря майя был положен год «тун», который состоял из 360 дней. Затем индейцы майя стали добавлять к году «тун» еще пять «безымянных» дней, считавшихся роковыми. Эти дополнительные дни связывались с космической катастрофой, произошедшей в эпохе Йашкин (новое Солнце). С этого времени их календари насчитывали уже 365 дней и год стал называться «хааб». Точность, с которой майя определяли продолжительность года, просто поражает — 365,2420 дня, или всего на 0,0002 меньше принятого современными учеными времени астрономического года. Майя хорошо знали продолжительность синодического месяца Луны. По их вычислениям — 29,53053 суток, что короче принятого в настоящее время на 0,00006 дня. Такая точность календаря не оправдана никакой экономической и житейской потребностью. Народ майя очень боялся Времени и обожествлял его.

Венера, учинив потоп, огромные разрушения на Земле и погубив множество людей, постепенно удалилась к месту своей постоянной орбиты.

Любопытно, что и это событие запечатлено на одной из страниц кодекса «Рои», где имеется рисунок Солнца, которое поймало птицу — символ Венеры. В правой руке божества изображена эмблема этой планеты.

http://planeta.moy.su/blog/venera_i_vsemirnyj_potop_chast2/2012-07-01-23393

Рекламный блок
  1. Странное чувство- Венера- причина всех несчастий… Недавно слышала, что учёные и астрономы включая Ситчина) неверно расшифровали код Нибиру и этой планетой оказалась Венера, спокойно «висящая» недалеко уже миллионы лет. Так что же получается? Описанный в библии «бог»- это простое наблюдейние древних собраное в кучу и чтобы ни у кого не возникало сомнений в истинности этих совокупных наблюдений- придуман бог! Сила, которая «руководит» всем сценарием- существует и не нам дано понять механизм и причины этих действий. И я так понимаю, что при всей информированности майя, они не смогли себе помочь- значит то, чтомы тут исследуем, вычисляем и пытаемся понять- нам ровным счётом ничего не даст и ничем не поможет. Вывод: живём сегодняшним днём и если в планеы сверхсилы не входит наш завтрашний день, то мы должны проживать каждый день как последний! Блага вам!

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.