ВЛАДЕЛЕЦ СИНЕГО ПЛАЩА.

  Дата публикации: 5 Сентябрь 2013 l автор:

Жил некогда алхимик, который стремился раскрыть тайны природы и науки и найти эликсир жизни и философский камень. Чтобы его трудам никто не мешал, он порвал все отношения с людьми и удалился в далёкую пещеру на склоне высокого холма. В ней он построил лабораторию, где были все необходимые для работы приборы: горелки, и колбы, и много странных инструментов, — и собрал библиотеку редких и древних книг. Долгие годы алхимик работал с минералами, лекарственными травами и растениями, рассчитывая найти тайну вечной юности. В своей деятельности он надеялся отыскать утерянное заклинание или панацею человечества — Галаадский Бальзам, о котором говорится в священных древних рукописях.

Более сорока лет он настойчиво трудился над решением своей задачи, растирал в порошок травы и металлы, искал в сокровенных глубинах земли и самом дальнем уголке небес ответы на занимавшие его вопросы. Много удивительных открытий занёс он в дневник; много тайн он вырвал у природы своими опытами; много поразительных истин собрал по крохам в упорных трудах; но главная тайна алхимии, последнее венчающее достижение, всегда ускользало от него. В конце своих исследований и трудов он был принужден признать свою неспособность разгадать тайну тайн.

Как-то, удручённый и печальный, он сидел в лаборатории, и вдруг в уме его вспыхнула совершенно новая мысль. Может быть, он не там искал Свет? Может быть, все эти древние авторы, эти почтенный учёные сами потерпели неудачу и только в тупик заводили тех, кто изучал их труды? Эта мысль почти сокрушила его. В ошеломлении сидя на стуле, он уронил голову на руки, лежащие на столе, и предался давнему скрытому горю.

В любом случае, я потерпел неудачу, — подумал он. — Или древние писатели сами не знали тайны, или я неверно понимал их. Я не могу найти то, что ищу; правда уклоняется от меня подобно блуждающему огоньку. Сила Учителей, по чьим стопам я шёл и чьи истины увековечил, не открылась мне ни в словах моих братьев, ни в собственных исследованиях.

Тогда другая мысль осенила его. Алхимик отложил свои книги, закрыл бесчисленные кабинеты, заполненные пузырьками и ретортами, и, опустившись на стул, склонил голову в молитве. Подобно ребёнку просил он указать путь, по которому должен идти. Он взывал к именам Великих, ушедших прежде; он просил мистиков и алхимиков древности дать направление в изучении истин, которые послужили бы на благо людям.

Внезапно чей-то голос заговорил с ним:

— Брат, что ты ищешь?

Старый алхимик изумлённо вздрогнул и обернулся на стуле, ведь тайну пещеры не знал никто и никто не мог войти так тихо, чтобы не потревожить его. Высокий, стройный человек с тёмными глазами и высоким, благородным лбом стоял позади него, с головы до пят закутанный в плащ цвета индиго. Незнакомец снял капюшон, и длинные тонкие руки раздвинули складки одеяния.

— Кто ты? — потребовал ответа изумлённый алхимик. — Кто пришёл нарушить моё одиночество?

— Я — это я, — ответил незнакомец. — Разве ты не знаешь, что слова не означают ничего, а имена — только определения образов? Но кто я и чем я буду для тебя — очень важно. Можешь называть меня «Брат синего плаща». Ты не знаешь меня, но я знаю тебя. Долгие годы трудился ты в этой пещере, ища истинный ответ на загадку жизни и решение тайны бытия. Много раз я помогал тебе, но ты не знал этого. Ведь пока ты не призвал меня, я не мог прийти. Ты искал во всём материальном мире, с книгой и химикалиями, с телескопом, тиглем и ретортой. Но хотя ты учился долго, ты не узнал таинства алхимиков. Ты стремился по крохам собрать у мудрецов их священные истины, но потерпел неудачу во всех попытках. И хотя ты узнал многое, о глубочайших секретах ты знаешь не больше, чем вначале. Но в мире есть те, в чьих душах живёт вечное; кто несёт в ларцах своих сердец тайну потерянной панацеи; в самом существе их всё ещё течёт эликсир жизни, и они знают секрет печи, в которой сотворён философский камень. Отложи на миг свои книги и перегонные кубы и узнай дорогу, которая ведёт к Свету.

Старый алхимик откинулся на стуле и посмотрел в лицо пришельца. Брат синего плаща приблизился, сел рядом и заговорил мягко и напевно. Звуки тихого голоса успокоили сердце одинокого искателя истины, озарили его светом, которого он ждал так давно.

— Знай, брат, — сказал мистик, — все тайны алхимии скрыты в складках этого синего плаща. Ты ищешь не просто камень, и не просто напиток должен наполнить свои бутыли. Истинный поиск алхимика — синий плащ. Вся вселенная вокруг нас показывает, как Отец окутывает в синий плащ Небес всех Его детей. Взирай, как собираются Владельцы плащей, складками своих одеяний они защищают сердца людей. Знай, алхимия — это лишь процесс в человеке, который создаёт такой плащ; и только тот, кто носит эти мистические одежды, может утверждать, что знает формулу алхимии. Все стихии вселенной носят такие удивительные многоцветные плащи, ведь индиго создан всеми тонами. В жизни эти оттенки называются состраданием, чистотой и служением. Под плащом, имя которому сострадание, служители Отца собирают Его своенравных детей. Они трудятся во имя Отца, ведь и синева неба — только широкий плащ, которым он любовно овевает своё творение. Такой плащ каждый должен ткать как живой покров. И закончив его, можно получить представление об истине. Все Учителя носят плащи. Сама их жизнь — плащ, ведь их сердца настолько велики, что стремятся окутать всё живое своей любовью. Эти плащи — одеяния защиты; они — воистину плащи мудрости, драгоценнее любых земных одежд.

Но плащи эти широки; у них — много складок. Ищущие истину должны знать, что философский камень всегда скрыт где-то в синем плаще Посвящения. Любая истина, которая ткётся живым одеянием души, несёт с собой созревание, более полное раскрытие духовного сознания.

Эти плащи ткут из света правды, знания и силы.

Тысячи и тысячи трудятся ради человечества, они — не люди, но подобные духам Венеры и Юпитера связаны с землёй нуждами её детей. Много деятельных давно свободны для новых великих дел; но благородные души из неизвестных миров прикованы к земле невежеством человека. Старший из Братьев принуждён вечно трудиться над тем, что должен делать человек. Учителя оставляют вселенские задачи и улаживают трудности невежд; они должны собирать своенравные души под защитой складок своих обширных мантий.

И если находится в мире людей душа, которая берёт на себя печали мира и трудится ради других, чтобы принести им больше света, душа, которая легко познаёт истинную ценность вещей и оттого становится крепче, чтобы нести трудности человечества: Когда появляется такая душа, Владелец мантии снимает её и кладёт на плечи этого ученика. Учитель становится свободным для новых великих трудов и надевает более просторные и обременительные одеяния. В будущем дети земли должны взять на себя ответственность, под которой нынче сгибаются боги. Стихии света ищут тех, кто будет носить их одежды, чьи души подобны синим плащам и достаточно широки, чтобы собрать слабейших жителей земли под своими складками.

Глаза старого алхимика были закрыты, он слушал слова как во сне, но внезапно поток великого Света хлынул в его душу. Правда, так долго скрытая от него, открылась его жаждущей душе.

— Я нашёл его! — вскричал он. — Я нашёл философский камень. Я вижу, как Свет его исходит из глубин моей собственной души. Я нашёл эликсир жизни, ибо он льётся во мне потоками живой воды. Я чувствую, как Галаадский Бальзам капля за каплей сочится из моего раненного сердца. Я вижу! Я вижу!

— Твоё видение истинно, — ответил мистик, закутанный в свою мантию, — и знай, из самой твоей души течёт потерянная панацея от всемирного горя. Добрый поступок, мягкое прикосновение, улыбка в момент горя — они составляют эликсир жизни для твоего собрата-человека. Философский камень сияет великолепием в том, кто прожил жизнь и познал учение, а Галаадский Бальзам, по правде сказать, — просто слово любви в горестный момент, самоотверженное сострадание в час нужды. Твои поиски закончились, брат; ты нашёл, что искал. Годы трудов имеют свою награду; твоё усердие не было напрасно. Что теперь ты будешь делать с этим? Как используешь раскрытые тебе драгоценные тайны?

Старый алхимик встал, его глаза горели таинственным жаром самой славы Света. Неуверенные шаги стали твёрже, словно он и в правду нашёл источник вечной юности, а рукопожатие — крепче. Он выпрямился и указал на деревни за пещерой.

— Я возвращаюсь, — воскликнул он. — Все эти годы скрывался я в далёкой пещере под холмом, но теперь я вижу, что моё место — в мире. Я возвращаюсь, чтобы сообщить всем истины, что ты раскрыл мне. Я буду живым философским камнем. Эликсир жизни и Галаадский Бальзам я дам всем людям, богатым и бедным, молодым и старым, всех каст и вероисповеданий. Они увидят обретённый мною Свет. Они должны узнать, как я обрёл его. Боги были добры и дали мне сокровища, которые я искал. Теперь я посвящаю их на служение людям.

Незнакомец в синем плаще улыбнулся, обнял старика за плечи и повёл его назад к стулу, сказав:

— Садись и отдыхай. Ты нашёл свою цель, и твоя душа наполнилась великим состраданием. Ты воистину послужишь своим собратьям во славу своего Бога и ради освобождения Учителей.

Медленно голова старика опустилась на грудь. Его сердце, забившееся сильно от восторга великого открытия, было успокоено рукой Учителя. Мистик стоял над ним, пока старый алхимик мирно спал как ребёнок.

— Отдыхай, брат, — прошептал мистик, — твой поиск был длинным, а искание — упорным. Отдыхай, ведь прежде ты вечно трудился. Теперь для тебя наступили дни, когда тебе не будет покоя. Спи, ибо глаза, ныне закрытые, будут открыты целую вечность. Будь счастлив в этот миг, ибо перед тобой на отдалённой Голгофе поднимается тень Креста.

Мистик опустился на колени и, сжав руки, с молитвой поднял глаза к небесам:

— Отец, я благодарю Тебя. Другой нашёл Свет, и блуждающая душа открыла тропу к освобождению. Я благодарю, что Ты освободил меня для новых великих задач. Я благодарю Тебя, Отец, ведь эта душа нашла сегодня то, что искала; и, Всевечный Боже, помоги мне в моём бесконечном поиске ключей к тайнам. Во имя Твоего Благословенного Сына, Аминь.

Учитель поднялся, снял свою синюю мантию и положил её на плечи спящего алхимика.

— Брат, вот одеяние, которое я носил. Совсем недавно я собирал вас под его складками. Теперь я отдаю тебе этот плащ со всеми его радостями и всеми его печалями. Под его складками ты будешь собирать души людей, во имя Великого, чей Синий Плащ окутывает творение.

Мистик медленно вышел из пещеры, его лицо было умиротворено покоем божественным состраданием. Он снова поднял глаза к Свету, струящемуся с небес:

— Отец, я готов к Твоим великим делам.

Откуда-то сверху появились две руки и уронили на плечи мистика большой синий плащ, гораздо просторней и тяжелее прежнего. Под весом его громоздких складок он пошатнулся, как Христос шатался под тяжестью Его креста. Но с божественной силой он поднялся и, раскинув широкие складки, которые несли с собой словно всё мироздание, мистик радостно обратился к миру:

— Придите ко мне все, кто трудится и согнулся под тяжестью трудов. Я дам вам отдых.

В огромном плаще, который защищал и укрывал тысячи живых существ, мистик тихо отправился бродить по миру и собирать под складками своих одеяний души людей. Алхимик взял на себя задачу поменьше и освободил Учителя для новых великих деяний. Проснувшись, алхимик не увидел никаких синих одежд, но его душа, пробуждённая видением, закуталась в плащ сострадания цвета индиго, который вечно принимает в себя печали мира.

Менли Холл. Облики теней.

http://planeta.moy.su/

Рекламный блок

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.